Флудилка RPGTOP

Pillars of Eternity

Объявление

05.03.19. Архипелаг Мёртвого Огня официально открыт! Создан новый игровой подфорум для сюжета 2828-го года, дополнена матчасть по региону. Подробнее

04.03.19. Готовимся к открытию Архипелага Мёртвого Огня, а меж тем на форуме добавлены ответы в FAQ и новые подклассы.

10.02.19. На форуме обновлён сюжет. Подробнее

26.11.18. Стартовали квесты в Заветном Холме! Подробнее

17.11.18. Успевай выбрать подарок от доброго волшебника! Подробнее

21.10.18. Скриптомайнинг! Подробнее

16.10.18. К рядам приключенцев присоединилась всеми любимая Смена Имиджа. Подробнее

10.10.18. Мы открылись и готовы приветствовать новых игроков!

«ТРЕСК! Невероятный грохот, ударивший по уху, на мгновение оглушил. Корабль качнуло. Люди запаниковали, забегали еще быстрей.
— Спаси нас Ондра, это шипастый разрушитель!
— Кто? — переспросил Хиравиас и, переборов себя, вылез из своей норы.
— Слушай, друид, ты же говорил, что зверушки по твоей части! — капитан подхватил Хиравиаса за плечо и подтолкнул в сторону лестницы. — Так иди и договорись с ней.
Хиравиасу только и оставалось, что рычать по-гланфатански и хвататься за стены в попытках удержать равновесие. Он как-то больше по наземным, ну, может, еще летающим зверушкам, а морских-то видит впервые!
— Пробоина, капитан!»
Читать полностью
Добро пожаловать в Эору! События происходят в 2827-2828 годах АИ.
Локации: Дирвуд, Эйр Гланфат, Архипелаг Мёртвого Огня.
Организация игры: эпизодическая.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [10.15.2827, между Дирвудом и Нааситак] Опасные воды


[10.15.2827, между Дирвудом и Нааситак] Опасные воды

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s3.uploads.ru/da2W4.jpg

Дата и место: 10 Приверено, между Дирвудом и Нааситак
Участники: Хиравиас, Вирра, Линн
Краткое описание: В поисках Улисса Хиравиас направляется в Некитаку. Это обещало быть спокойным путешествие, но обманчивое спокойствие вод нарушает нечто из морской бездны.
Предупреждения: бурная стихия, хищные твари Ондры, много жертв.

+1

2

«Быстрей бы уже…» — это всё, о чем Хиравиас думал, перевесившись через фальшборт дирвудского торгового судна, глядя на бесконечно прекрасное, уходящее за горизонт море и безотчетно теребя прощальный подарок Айлы в пальцах для самоуспокоения. Его безостановочно мутило с самого отплытия, и немудрено, в конце концов, на большом корабле Хиравиас никогда не плавал — только на лодчонках по озерам и рекам Гланфата. Уже не тошнило, слава Ваэлю, но Хиравиасу то и дело казалось, что стоило сесть на прямой корабль до Некитаки в Вайлианских Республиках. Правда, пораскинув мозгами, что так не будет быстрее, Хиравиас всё же отплыл до Нааситак. Они были где-то в середине пути, друида будоражили новые виды и пейзажи, воображение волновали покрытые снегом просторы, которые так часто живописала ему Сагани. Но живот крутило, а голову кружило несчастно, и ходил Хиравиас не иначе как держась за что-нибудь (а иногда и ползком).

Едва узнав, что Каэд Нуа разрушен, путешествоваший тогда Хиравиас мигом бросился обратно, но нашел лишь руины и погруженных в траур людей. Они-то и сказали ему, что Эдер забрал бездыханного Улисса и, распродав оставшееся имущество, направился в Бухту Непокорности, чтобы сесть на корабль вслед за воскресшим Эотасом. Как Хиравиас ни торопился, он не успел — «Непокорный» отплыл едва ли не у него из-под носа. Боясь за судьбу друга и всем сердцем желая помочь ему в трудную минуту — или попрощаться, ежели окажется, что Улисс всё же погиб, Хиравиас был готов прыгнуть на первую попавшуюся лоханку. Ему повезло, и дирвудский торговый шлюп был готов отправиться на днях, правда, таких денег, каких затребовал капитан, у Хиравиаса не оказалось. И это еще с учетом, что придется плыть из Нааситак до Некитаки.

Пришлось просить деньги у Айлы. И потому избежать сопливых прощаний, как Хиравиас того изначально хотел, не удалось. Однако, вспоминая, как Айла сперва ушла с пирса, не став дожидаться, пока корабль отплывет, а потом всё же вернулась и дала прощальный залп из пистолета, заводной ключ от которого ему и отдала, Хиравиас не мог сдержать широкой счастливой улыбки. Так или иначе, твердую сушу под ногами ощутить хотелось поскорее, как и добраться до Улисса. В том, что Эотас действительно воскрес, Хиравиас не сомневался ни мгновения. Кому как не ему знать, что боги очень даже любят участвовать в жизни смертных — от этой мысли аж глазница зачесалась.

За этими мыслями, пока Хиравиас любовался морем и небом, наблюдал за работой экипажа корабля да делал записи в своем журнале, погода стремительно испортилась.

— Дождь будет, — сказал ему один матрос. — А то и гроза! Да смилостивится над нами Ондра.

К таким стремительным сменам погоды Хиравиас еще не привык, небо будто в одночасье заволокло тучами, ветер засвистел в ухе и затрепал по шерсти, а корабль начало качать сильнее, и Хиравиас опять позеленел. Когда закапал дождь, он кое-как заставил себя укрыться внизу, где мутило еще сильней, и постарался расслабиться и отвлечься на что-то еще. На звуки вокруг — скрип снастей и дерева, шорох парусов, топот и разговоры людей, приказы капитана, удары волн об обшивку.

ТРЕСК! Невероятный грохот, ударивший по уху, на мгновение оглушил. Корабль качнуло. Люди запаниковали, забегали еще быстрей.

— Спаси нас Ондра, это шипастый разрушитель!

— Кто? — переспросил Хиравиас и, переборов себя, вылез из своей норы.

— Слушай, друид, ты же говорил, что зверушки по твоей части! — капитан подхватил Хиравиаса за плечо и подтолкнул в сторону лестницы. — Так иди и договорись с ней.

Хиравиасу только и оставалось, что рычать по-гланфатански и хвататься за стены в попытках удержать равновесие. Он как-то больше по наземным, ну, может, еще летающим зверушкам, а морских-то видит впервые!

— Пробоина, капитан!

Добравшись до палубы, Хиравиас вглядывался в темное бушующее море, силясь разглядеть — скорее, ощутить, — присутствие галавейновой твари. Едва глаз заметил блеск чешуи, он собрался пальнуть заклинанием, но корабль покачнулся от нового удара, и Хиравиас беспомощно заскреб когтями по фальшборту, чтобы не упасть. Одноглазость делала лишь хуже, и, хорошенько подумав, Хиравиас как мог поспешил вниз — закрывать магией пробоины у него получается лучше, чем охотиться на неведомых гигантских тварей, а «зверушкой» пусть моряки и занимаются, они хотя бы понимают, что происходит.

+3

3

*Отвод глаз активен
[indent] Оказалось весьма необычным, что в море нежить взяло с собой судно, это во-первых, во-вторых, приглашением послужили сайферские способности, коими Линн не против поделиться с интересующимися, если конечно его в этот момент не пытаются разобрать на кучу маленьких Линнрольдов.
[indent] Истинная причина необычного путешествия за моря с одной стороны довольно банальна, с другой - ну совсем не типична. Эльф ищет сильных, или скорее опытных, анимансеров, а таких редкостей в Дирвуде еще несколько десятков лет не заведется. Часики-то тикают, отсчитывая дни, когда свое родное тело начнет разлагаться более активно и заметно. Мало того, что этот процесс поставит крест на посещении населенных пунктов, так еще и здорово сократит и без того небольшой жизненный срок. Выход есть, но чтобы его применить необходимо отыскать душеведов, и только богам ведомо, насколько это сложно. Как вовремя попался подходящий корабль для такого дела! Слухи принесли приблизительное направление, в которое стоит двигаться, а значит чем дальше за моря, тем сильнее... морская болезнь, наглее чайки и все более пошлые шутки у моряков.
[indent] Серьезно, нежить укачало на волнах? Вот совсем не смешно оказалось, к счастью состояние быстро стабилизировалось и только смешки в спину иногда славливал остроухий, прикладываясь к целительной фляжке и более никого к ней не подпуская.
[indent] По большей части Линн старался не появляться на открытой палубе, и тому были две весомые причины - яркое солнце и соленая вода. В целом путешествие началось спокойно, но закрадываются подозрения, что природа против подобной выходки того, кто должен был откинуться еще несколько лет назад. Нежелание вылезать на воздух мотивировалось боязнью очередной качки, простуды и еще чего-то наплел. Насильно не вытаскивают и ладно.
[indent] Хотя если команде в целом было наплевать, то весьма колоритному аумауа явно нет. Чувствовалось в нем что-то родное, а некоторое время спустя пришло понимание, что это ощущение еще и взаимно. Интересно, он видит иллюзию обычного лесного эльфа с дорожной одежде с сумкой наперевес, или истинную бледную морду, с которой разве что слюни не капают от такого обильного количества пищи вокруг? Спросить как-то неловко.
[indent] Иными словами, приключение не сложилось в первой своей половине, мало разнообразия, только волны и небо, небо и волны. Зато сложилось, когда погода резко поменяла свое настроение на что-то совсем непотребное.
«Отлично! Мало мне было соленой воды вокруг, так еще и пресная сверху! Что нас ждет? Ливень? Шторм? Гигантская каракатица из глубин морских?»
[indent] Последняя мысль оказалась настолько материальной, что фамир добавил несколько красноречивых выражений, нечитаемых в приличном обществе. Море явно хотело жертвы, и на волнах в заложниках оказался еще один корабль (в их названиях и классификации Линн оказался совсем профаном и поэтому не рискнул дать ему название и определение), причем тот явно имел в компании ту самую недавно упомянутую каракатицу, или нечто похожее. И нет, "сосед" не появился внезапно,его было видно достаточно издалека, да только надежда, что все обойдется стороной была больше.
[indent] В целом, ни с чем не сравнимое чувство, когда понимаешь, что сейчас скорее маг с фаерболом пригодился бы больше, чем сайфер с его менталкой, пусть и не самой слабой. Законтроллить таких размеров чудовище не просто, срыв очень велик, еще и откатом пройдется. Иллюзию третьего кораблика ему что ли навеять с более вкусной и крупной добычей, лишь бы не нападал? Хотя есть еще одна вещь, на которую способен сайфер - скрыться в уголке и не отсвечивать, пока люди и нелюди делают свое дело на должном уровне. И пока окончательное решение не сформировалось, Линн все же останется наблюдать, морщась от излишних брызг.

+2

4

[indent] После такого долгого времени на суше ступить на палубу новёхонькой каравеллы было сродни возвращению домой. Запах смолы, солёного моря, привычные гамаки — всё как на «Правой груди Ондры», с тем единственным отличием, что он оказался одним из двух аумауа на борту. Большая часть экипажа Маринетт была вайлианцами, ещё пара эльфов и несколько орланов. В первом плавании они постоянно жаловались, что богоподобный по ночам плюёт ядом в котёл с едой, но потом свыклись. Он даже умудрился заработать сорок пайров за свои «предсказания» о судьбе в предстоящих плаваниях. А когда благодаря его талантам вышло без единой капли крови взять богатенькое судно с набитым адрой трюмом, Вирре выдали настоящий бронзовый суоленет, означающий принадлежность к Принчипи сен Патрена.
[indent] Всё шло своим чередом ровно до того самого дня, когда Маринетт лично вызвала его к себе в каюту, и лицо у неё было очень серьёзным. Вирра уже начал перебирать в голове варианты: кто-то узнал, что он отлынивает от обязанностей? Экипаж решил тоже заклеймить его скейнитом? Снова жалобы на яд в котле? Но нет. Это было ещё хуже: речь пошла о порте Фалче, том самом месте, куда Вирра поклялся никогда и ни за что не возвращаться, а если и возвращаться, то ни при каких условиях не сходить на проклятую землю.
[indent] Маринетт обычно была куда мягче, но в тот день поставила ультиматум: либо ей показывают путь и проводят по городу, либо кто-то летит за борт.
[indent] — Несколько наших кораблей отправились туда и не вернулись. Уже прошёл год, с тех пор, как мы потеряли с ними связь. Это были опытные экипажи под руководством умелых casitas, Вирра. Недавно одно-единственное судно всё-таки добралось из тех краёв. С тремя выжившими на нём. Однако с их душами что-то неладное. Они словно побывали в биауаке, и ничего не могут сказать.
[indent] — Возможно, они хотят сказать, что всем лучше просто забыть это место, Casita.
[indent] — Не паясничай. Мы отправляемся туда через пару дней и всё, что меня интересует — знаешь ли ты город, его окрестности и нравы местных жителей.
[indent] — Прошло почти десять лет, Casita, хотя я не думаю, что там что-то изменилось. В таких городах никогда ничего не меняется. Я знаю Фалче лучше любого члена вашей команды — этого достаточно.
[indent] — Parfitto! Это именно то, что я хотела от тебя услышать, — она сразу заметно смягчилась и принялась накручивать седой локон на палец. — Я решила взять в команду анимансера, раз уж в Фалче происходит что-то странное. Однако у меня есть к тебе небольшая просьба...внимательно за ним приглядывать. Это не означает, что я даю разрешение торчать рядом с ним всю поездку, но по возможности докладывай, если заметишь какие-то странности.
[indent] Тот самый анимансер, Линнрольд, тем не менее, оказался вполне обычным лесным эльфом. Его душа была чуть более закрытой, чем у остальных, но у Алота она казалась ещё более непроницаемой. Эта напоминала полупрозрачный каменный шар, и с какой стороны не посмотри, всё время казалось, что внутри происходит нечто потрясающее, но это нечто было надёжно спрятано перетекающими светлыми и тёмными прожилками. Когда позволяло время, Вирра обсуждал с Линном новые исследования анимансеров, даже одолжил несколько рукописей почитать, но свободный час выдавался очень редко, особенно потому, что боцман чаще других жаловался на яд в котле.
[indent] Чем дальше они шли, тем сильней щемило сердце от ностальгии — эти скалистые утёсы, припорошенные снегом островки, холодный, пронизывающий ветер! Да, короткое лето в Фалче тоже уже должно было кончиться. Жители наверняка праздновали конец сезона и приготовили фирменное блюдо из перебродивших в тюленьем брюхе гагарок, парную оленью кровь с молоком и китовий жир. И рыбу, много сырой и перебродившей рыбы, приготовленной сотней разных способов. Пожалуй, перспектива отведать лакомств — единственное, что радовало во всей этой поездке.
[indent] Погода начала стремительно портиться. Вирра наверняка мог сказать, что это не будет один из тех чудовищных штормов, в которых можно было потерять судно, но покачать обещало изрядно. Пошёл дождь, усилился ветер, и им пришлось взять на гитовы паруса. Толку от них при таком ветре было немного. Вдруг, слева раздались громкие хлопки пушек того самого дирвудского шлюпа, который они обходили на безопасном расстоянии. Но они стреляли не в воздух и не по кораблю — в воду. Странно это...Вирра задержался на фок-мачте, и, похоже, не он один обратил внимание на странный шлюп — сигнальщик подозвал его, неуверенно похлопав по плечу.
[indent] — Эй, Ракушка! Смотри! Что это за дрянь там, рядом с «оленями»? — так здесь кратко называли Дирвудские суда.
[indent] Он взял подзорную трубу и внимательно глянул в сторону шлюпа. В этот момент даже кровь прилила к конечностям: эти пушки стреляли по огромному чудовищу, чья тень была заметна даже отсюда. Завидев каравеллу, монстр развернулся и стремительно направился сюда — острый плавник рассекал волны, поднимая бурлящую белую пену. Один он был величиной с огра.
[indent] — Оно плывёт к нам! — он сказал это почти с радостью в голосе. Если получить пробоину, может, они просто развернутся и не станут идти до проклятого острова? — Не знаю, что это такое, но через час у меня будет его глаз.
[indent] Он ловко спустился по мачте и забил склянки. Остальные матросы тут же засуетились, как только услышали про чудовище.
[indent] Через мгновение Маринетт уже спешно вышла на нос и рассматривала приближавшееся по волнам чудовище. Когда она опустила свою золочёную подзорную трубу, лицо её было напряжено и сердито, а меж бровей заложилась складка. Вирра знал больше — она излучала пусть сдержанный, но всё же ужас.
[indent] — Всем по местам! Подготовить гарпуны и пушки. Джулия — жди моей команды. Протянуть леера. Вирра — вставай на правый борт. Если понадобится — взорви этой твари голову. Это шипастый разрушитель, здоровый, как целый дау, но он пожалеет, что связался с нами!
[indent] За руль она встала сама и резко выкрутила его так, чтобы повернуться правым бортом к приближающемуся чудищу.
[indent]— Курс на шлюп, — оповестила она. — Вдвоём мы отправим эту тварь к матери. Выкинуть мирный флаг — меньше всего я хочу попасть под их пушки.
[indent]Экипаж моментально бросился выполнять поручение. Они шли быстро, рассекая вздымающиеся мощные волны, пока между каравеллой и шлюпом не осталась половина морской мили. Чудище тоже приближалось, оно двигалось быстрей самого быстроходного судна.
[indent]— Огонь!
[indent]Пушки одна за другой дали залп. Чудовищу было больно — оно извивалось от ударов и вскидывало огромную, полную острых зубов голову, но это, кажется, его только сильней злило, потому что ни одно ядро не могло пробить его толстый панцирь. Это была невероятных размеров акула, заключённая в толстый панцирь. Словно смертельная богоподобная среди рыб.
[indent]— Надо подойти ближе! Очень близко. Отсюда я даже не ощущаю её разум! — крикнул Вирра. Он собрал все силы и начал сосредотачиваться на кипящих морских волнах, из которых то и дело выныривала акулья голова, но тут же погружалась обратно. В какой-то момент он поймал её разум и заставил высунуться из воды. В её раскрытую пасть тут же влетел гарпун, насквозь пробив ярко-розовую десну. Это был меткий бросок второго аумауа на борту, и он заставил акулу отвлечься обратно на дирвудский шлюп. Тот оказался буквально за соседней волной.
[indent]— Всем оставаться на местах! Это ещё не конец! — крикнула Маринетт.

+3

5

[indent] В какой-то момент предположение про каракатицу показалось более желанным, чем то, что произошло на самом деле. Серьезно, надежда на то, что посудина пройдет мимо сражающихся с неким морским монстром, была самая яркая, но самая несбыточная. И как итог - вступили в бой с превосходящим по размеру противником, причем судя по напряженным лицам, четким "лающим" приказам и общей суете, еще и сильным до кучи. Конечно морские волки может живут тем, что им в радость пострелять из пушек или таков морской этикет, но жить меньше от этого Линну не захотелось. В конце концов, найдет свою цель, а там и второй раз помереть можно, уже окончательно. Но не сегодня.
[indent] Вмешиваться в бой не хотелось. Моряки явно знали свое дело, мешать им не самая хорошая идея, однако случай распорядился так, что сайфер оказался около борта. К вопросу о полезности и безопасности - Шерри давно сбежала с надежного плеча хозяина куда-то внутрь каравеллы, предположительно сплела себе кокон и затаилась в нем до лучших времен. Умное решение, но на то и братья меньшие. чтобы защиту  у старших искать. А за бортом диво дивное и чудо чуднОе. Злая рыбина внизу, хлолодная вода сверху и соленая внизу. Какой вариант сдохнуть предпочтительнее, Линн? Не укрылось и ранение зверя, судя по торчащему гарпуну, и абсолютный иммунитет к ядрам. Не могут же пушки, спокойно пробивающие дерево чужих кораблей, быть настолько слабыми, чтобы не взять какую-то тварь водяную.
[indent] «Вот вместо того, чтобы сидеть и не высовываться, я лезу не в свое дело. Что это, любовь к ближнему или инстинкт выживания? Пожалуй второе.»
Акула ведет себя, как типичный хищник. Встретив сопротивление, она предпочитает более легкую добычу, от которой меньше вероятность получить сколько-нибудь существенный урон. И похоже предположение верно, вторые бедолаги не очень активно собираются что-либо предпринимать, или просто не видно из-за дождя и постоянных волн движений на "соседе".
Где ты?
Я жду тебя. Ищу.
Желаю.
Я прошу.
Достаточно сложно оказалось нащупать разум именно животного на фоне всех остальных существ, что окружали сайфера. Ничем не защищенные, никакими барьерами, они могли бы подчиниться, имей Линн направленный удар на команду. В  тоже время экипаж корабля заметно отличался по ощущениям от всего остального. Ярко выраженные эпицентры огней, среди всеобщей мути не интересуют. Необходимо найти что-то более слабое, но в разы более крупное. Со стороны сайфер наверняка напоминает блаженого, стоящего у борта, вцепившегося в него руками, чтобы от покачиваний на волнах не унесло, и прикрывшего глаза, подставившего лицо дождю. Поиск продолжается.
Бежать. Прятаться. Есть зерно. Опасность от кота. Нет, не то животное, слишком мелкое и слишком очевидные мысли.
Уютно. Одиноко. Укачало. Еще одна маленькая душа, такая же не-живая, как и сам Линн. Неужели ему не хватит сил поймать водяную тварь и заставить еще раз раскрыть пасть, чтобы ее хорошенько накормили железом?
Еда. Опасность. Сожаление. Желание. Все не то.
Боль. Голод. Интерес. Опасность. Еще голод. Поймал. Слабый-слабый огонек, к которому протянута ментальная нить, соединяющая кукловода с будушей марионеткой. Нить охватила огонек, обернувшись вокруг него нессколько раз и тем самым закрепилась. Пора открыть глаза и оценить реальный мир.
[indent] Найти слабое место и ударить снова. Укусить. Схватить. Разорвать. Растерзать. Насытиться. Отличный поток сознания животного, говорящий последовательность планируемых действий. Любое из них можно прервать, выдернуть и внушить то, что хотел бы хозяин. А тот пожелал рассмотреть ближе ее зубы. Нить натянулась, дернула огонек в сторону, отличную от выбранного направления, от чего в реальности акулу резко развернуло около второго судна, похоже даже она его ударила какой-то частью тела,возможно хвостом. И повернула морду к врагу, от которого недавно убегала. Нить натянулась еще раз, дергаясь в противоположную сторону. Будь существо более разумным, возможно расстояние стало бы куда большей проблемой, как и размер. Но с такими примитивными мыслительными процессами не возникло особо сильных проблем. Трудности будут потом у неживого, а именно потребность в подпитке. Все потом, все потом.
[indent] «Я хочу прикоснуться к твоему носу.»
Иди ко мне.
Подманивание едва не сорвалось из-за постоянного движения кораблей. От напряжения могла бы кровь носом пойти, но всего лишь усталость накатывает. А тварь тем временем приподняла над водой зубастую голову с приоткрытой пастью. Долго Линн ее не удержит, но надеется, что хоть как-то помог в избавлении от хищника.

+1

6

Долго Хиравиасу заниматься затыканием пробоины не дали. Не успел он доползти к днищу, предупредив кого может, что неведомая живность ему не по зубам и он лучше не даст им всем утонуть, чем продолжит бесполезно трястись на палубе, как капитан снова поймал его.

- Погоди-погоди, дружище! Не хочешь помогать с акулой, - ладно! - встревоженно тараторил он. - Но к нам приближается пиратское судно, может, ты хотя бы в него попадешь?! - и жестом пригласил Хиравиаса обратно на палубу. Тот аж весь вскипел. Что еще за «хотя бы»? Что за подлые намеки, будто Хиравиас трус? Он просто в сложной ситуации решил перераспределить ресурсы. У себя в лесу гланфатанцы тоже не бегут сломя голову на медведя, лишь бы показать всем вокруг свою удаль и охотничье мастерство, потому что в схватке лицом к лицу победителем выйдет, скорее всего, медведь. Ну, разве что Трехклыкие Штельгары так делают, и Хиравиас никогда не скрывал своего мнения об их умственных способностях.

Проворчав, Хиравиас не без труда вернулся на палубу. Зрелище, представшее перед ним, он решил потом зарисовать в своем альбоме и отослать Айле в письме. Темные тучи низко плыли, поливая неспокойное море дождем. Корабль, угрожающе больше их собственного, приближался к ним, но вскинул белый флаг. Удары, доселе раскачивавшие и трясшие их шлюп, прекратились, и выглянув за фальшборт, Хиравиас понял, что чудище нашло себе новую добычу. Теперь, когда корабль перестало так шатать, он мог попробовать сосредоточиться. Пираты приближались ближе, а вместе с ними и акула. Может, удастся заворожить ее? Для этого нужен обзор получше…

Взглянув на мачту, Хиравиас едва подавил накатившую дурноту, но на ватных ногах двинулся вперед. Дождь давно промочил его насквозь, и шерсть с одеждой налипли к телу. Порывы ветра, казалось, сейчас подхватят и унесут, и Хиравиас крепко цеплялся за такелаж, будто утопающий за соломинку. Забравшись повыше, чтобы лучше видеть получше, он обомлел. Рыба успокоилась, будто завороженная подплыла ко второму кораблю. У самого борта стоял человек, не движась и глядя вниз. Хиравиас не мог сказать, что он делает, качка мешала различить единственным глазом детали, но похоже, что он опередил самого Хиравиаса и сделал работу за него. Отлично. А теперь…

- Помоги мне Ваэль… - пробормотал он и, покрепче уцепившись ногами за веревки и продев руки через них, наподобие объятий, вперил взгляд в рыбу. Можно скинуть на нее камень. Она большая. И ближе, чем была. Даже если выйдет промах, будет достаточно лишь задеть ее. Хотя главное здесь - не треснуть булыжником по кораблю.

- Lavaru bion sik! - прокричал он в бурю, руки и тело окутала привычная зелень, и хорошенько сконцентрировавшись, Хиравиас сбросил с воздуха вниз два камня. ХРУСТЬ! Один с размаху упал акуле на хребет. Она взбулькнула, отпрянула от корабля, но почему-то замерла вновь, перевернувшись гладким пузом кверху, и ее тело подхватила волна.

Второй камень… Бедняга, которому булыжник упал на темечко, не успел даже пикнуть. Он пробил палубу, - треск! треск! бух! скрип!

- БЛЯТЬ! - взорал Хиравиас, схватившись за волосы, но тут же опомнился и ухватился за веревки. - Э, сорян, я не специально!!! - крикнул он вдогонку и с лицом лица пополз обратно вниз.

+2

7

[indent] Акула внезапно сменила курс, ровно, спокойно двигаясь обратно к каравелле, словно её сюда что-то манило, и это был вовсе не голод. Нет, для этого её движения стали слишком выверенными и плавными. Вирра сосредоточился на её разуме, замечая крепко натянутые фиолетовые нити контроля, и проследил за ними до самого борта, пока не потерял их среди суматохи. Он сконцентрировался ещё сильней, фокусируясь на слабом блеске, пока не добрался до источника — того самого анимансера Линна. Неудивительно, что его разум был таким непроницаемым — он принадлежал сайферу. И настолько сильному или опытному, что он способен был ухватить и привязать разум на таком большом расстоянии. Вирра обомлел и был способен лишь нервно скрести пластинами на лице, восхищённо наблюдая великолепной и тонкой работой. Он никогда раньше не встречал сайферов, во всяком случае тех, которых они не убивали во время рейдов. Он сам был инициатором того, чтобы ни один из них не попал в число пленников.
[indent] И вот теперь, спустя столь долгое время, Вирре посчастливилось оказаться в одном экипаже с кем-то более могущественным и опытным. Теперь он точно не отстанет от Линна, пока тот не поделится знаниями!
[indent] Он настолько увлёкся, что потерял связь с реальным миром, и очнулся лишь тогда, когда кто-то резко дёрнул его на себя и повалил на палубу.
[indent] Раздался резкий скрип и треск, в точности как тогда, когда из трюма вырос кусок льда. Однако, это был не лёд, а гигантская гранитная глыба, с оглушительным грохотом проломившая судно. Вот это мощь! Откуда она вообще могла возникнуть? Неужто акулы освоили друидские чары?
[indent] Но нет — акула была мертва. Об этом оповестил радостный сигнальщик с мачты. Остальные похватались за головы, побледнели, подбежали к краю возникшей в палубе дыре и напряжённо следили за тем, как глыба погружается всё глубже. Однако, в какой-то момент она замерла на месте. Из-под щепок щупальцами растеклась свежая, яркая кровь, расплываясь в скользких лужах.
Вирра вспомнил, что там стоял боцман.
[indent] «Нечего было сочинять про яд в котле» — подумал он.
[indent] — Ты весишь, как мешок адры! Ты как, в порядке, Устрица? — спросил один из палубных матросов.
[indent] — Ac! Agracima. — Он похлопал своего спасителя по плечу, поднялся на ноги, и стал искать взглядом Линна. Вдруг его тоже задело ударом — и плакало тогда обучение. Расталкивая в стороны мечущихся пёстрых матросов, он всё-таки отыскал его...и почти не узнал. Кожа на несколько мгновений стала неестественно-бледной, не как у гламфелленов — нежного холодного оттенка, а восковой, словно у покойника. И на испуг это тоже не походило — ни дыхания, ни дрожи в теле, никакой живой реакции. И когда Вирра взял Линна за плечи, тело показалось неестественно-жёстким, словно окоченело.
[indent] — Mestre Линнрольд! — сказал он с искренней улыбкой на лице, словно ничего не заметил. — Это было просто восхитительно! Потрясающе! Belfetto! Кто научил вас так использовать свои умения? Я прошу вас, научите меня! — Он сложил ладони в заискивающем жесте, а затем сфокусировался и мысленно передал короткую фразу: «Кроме меня вашу тайну никто не заметил».
[indent] Однако, его тут же окликнула сердито-нахмурившаяся Маринетт и очертила палубу рукой в перчатке. Да, действительно, это было не лучшее место и время для разговоров про сайферский талант.
[indent] — Мы поговорим позже, aimico! — Он вежливо кивнул и удалился обратно в гущу матросов и бушующее море их противоречивых эмоций. С одной стороны — искреннее ликование от победы над гигантским и смертельно-опасным противником, который теперь болтался на волнах пузом кверху. С другой — камень, оставивший в новёхонькой каравелле дырищу, в которую могли бы пролезть двое матросов, и не задели бы при этом друг друга. Тревога пропитала экипаж, как ядовитый болотный газ. Разряжать напряжение было не впервой — глушить мысли о том, что камень вот-вот мог провалиться и утащить судно на дно в холодные воды, успокаивать тем, что победа над акулой окончательна, а дирвудский шлюп всё равно слишком разбит, чтобы начинать бой. Замершие матросы постепенно освобождались от тревоги и начали спокойно делать работу, словно палубу не пробил кусок скалы, а на волнах не покачивался огромный живот существа, превосходящего по размерам оба судна.
[indent] —  Пушки наготове, но не поджигать! — скомандовала Маринетт. — Что там с повреждениями?
[indent] — Камень днище не пробил, Casita! — доложил запыхавшийся матрос. — повезло, что запутался в конце. Мы потеряли «пятак» по этому борту, там, что-то вроде в трюме хряпнуло, — он выдержал печальную паузу, — Кажись, бочка с ромом. Боцману каюк, двум канонирам шеи поломало. Ну, и десяток ядер мы использовали.
[indent] — Casita! «Олени» машут белым флагом и что-то кричат с палубы, — сказал сигнальщик.
[indent] — Всем оставаться на своих местах. Не расслабляться. Курс на судно, корму не резать. Идём бок к боку. — Скомандовала Маринетт, вновь передав управление рулевому и глядя в подзорную трубу.
[indent] — Может, добьём их уже? — Вирра подошёл поближе к борту, пытаясь разглядеть количество выживших дирвудцев.
[indent] — Madiccho! Оставь свои замашки там же, где затонула «Правая грудь Ондры!» Мы честные пираты, а не кровожадные убийцы. Этот экипаж помог нам, и мы поможем ему, если они не нападут первыми.
[indent] И хотя он расстроился, приказ капитана — закон. Маринетт играла честно, и в общем-то это было по-своему хорошо.
[indent] Дирвудский шлюп был разбит настолько, что оставалось загадкой, как он до сих пор держался на плаву. Судя по тому, как он накренился, в днище с одной стороны зияла огромная дыра. Фальшборты разломало в щепки, и бочки пополам с обломками плавали вокруг судна, вращаясь на неспокойных волнах. Им обломило руль, корму вывернуло наружу, так что кусок капитанской каюты повис чуть ли не на последней доске.
[indent] По мере сближения начал утихать шторм, но нарастал второй, эмоциональный — смесь жажды наживы и предвкушения боя. Все держали пальцы на рукоятях пистолетов. Лишь Маринетт спокойно, невозмутимо вышла перед командой, гордо заложив руки за спину. Пусть дождь намочил её треуголку, а волосы налипли на лицо, она всё ещё смотрелась так, как и должен выглядеть настоящий капитан.
[indent] С той стороны на неё смотрел суровый мужчина, поглаживавший окладистую бороду. Остальные косились с ужасом, и добрая половина зажимала кровоточащие раны. В этой серой толпе затесался маленький рыжий орлан с одним ухом и символом Ваэля на повязке, скрывавшей невидящий глаз. В один день — фамир-сайфер и брат по вере. Эта поездка внезапно стала гораздо лучше, даже несмотря на глыбу в борту и перспективу встретиться с кем-нибудь из храма.
[indent] — Капитан Маринетт Контрадино к вашим услугам. — она аккуратно приподняла край треуголки.
[indent] — Джафет Бородач, старпом того, что осталось от этой посудины. Кэп отдал душу Берас...как добрая половина моих людей. Нас осталось шестеро. — Он сердито блеснул глазами, отыскав Вирру среди экипажа. — Никогда не думал, что скажу это пиратам, но спасибо. Кабы не вы — стать нам её ужином. Или его. Впервые вижу таких здоровых.
[indent] — Эта ещё маленькая! — выкрикнула Джулия, лениво облокотившаяся о борт.
[indent] — Мы шли до Нааситак, простые торговцы, к вот такому не привыкшие. Вы...подбросьте нас, кэп. В накладе не останемся, мои ребята рукастые, знакомы с любой работой.
[indent] — А ещё у нас тут настоящий Гланфатский друид есть! — один из раненых вытолкал того самого орлана вперёд. — Это он рыбине по хребту хресьнул! Видели как она? Сразу шлёп — и кверху пузом!
[indent] — О, мы заметили! — Маринетт наигранно улыбнулась и кивнула в сторону дыры в палубе. — Надеюсь, он сможет её оттуда достать, а вы — залатать дыру. Чем вы торгуете?
[indent] — Да так, разное: дерево, скобяные товары, ткани, вяленые овощи. То, что хорошо берут — то и везём.
[indent] — С вас часть запасов дерева и всё то, что снимем с корабля — пушки, обшивка, паруса, провиант. Если согласны — берём на борт.
[indent] — Да это грабёж! — взвыл кто-то из «оленей».
[indent] — Мы бы могли пройти мимо и оставить разбираться с акулой один-на-один.
[indent] — Согласны, — Старпом протянул руку Маринетт, и она вежливо пожала её. На самом деле выбора у них не было, и все это прекрасно понимали. Они ещё дёшево отделались — Микаере бы вообще не стал оставлять экипаж живым, а то, что сожрала их вовсе не акула знала бы лишь Ондра.
[indent] — Тогда добро пожаловать на борт «Сеан Гулы». — Она сделала сдержанный приглашающий жест, а затем обратилась к экипажу. — Ну, что, господа? Чего стоите? Наполняйте трюм! Берите всё, что сможете.
[indent] Под всеобщее улюлюканье экипаж поспешил на шлюп, спешно собирая там все предметы, которые представляли даже малейшую ценность. Кто-то пытался забагорить плескавшиеся на волнах ящики. Вирра тоже подхватил пару бочонков рома из трюма и кусочек светящейся адры — чей-то счастливый амулет. Как он помнил, эти штуки были крайне ценными.
[indent] Он вернулся на каравеллу и опустил бочонки на балласт трюма, когда услышал глухой хруст камня. Опутанная зеленоватыми магическими волнами, каменная глыба медленно ломалась на куски и взмывала вверх камушек по камушку. Тот самый рыжий орлан сосредоточенно фыркал и ходил по кругу, чтобы куски отламывались равномерно. Это было очень красивое зрелище, и матросы сбежались поглядеть.
[indent] — Я ж говорил! Настоящий друид! — сказал тот самый матрос с дирвудского шлюпа. В толпе был и мастер Линн, казался порядком уставшим. Разве фамиры могли уставать? Как они вообще были устроены? Всё, что знал о них Вирра заключалось в страшных байках про выпивание крови у неверных мужей и непослушных детей. Столько вопросов!
[indent] Друид закончил, но моряки какое-то время смотрели на вывалившиеся в дыру щепки и обломки пушки. Словно что-то ещё должно было случиться, и палуба — зарасти волшебными ветвями.
[indent] — Ado! Что есть вопрос без ответа, aimico? — сказал Вирра, приветственно разведя руками и склонив голову.
[indent] — Ты только его не ешь — он нам ещё понадобится дыры латать, — усмехнулась Джулия.
[indent] — Madiccho! Да что тут есть?! Пусть ещё подрастёт.
[indent] По экипажу прокатился сдавленный смешок, но большинство тут же поспешило обратно по своим делам, пока шлюп не затонул со всем ценным.

Отредактировано Вирра (13.06.2019 16:16:06)

+2

8

Хиравиас был невероятно рад такому удачному стечению обстоятельств. Ему не пришлось тонуть вместе с дирвудцами Ваэль знает где, и до Нааситак он всё же доберется, а значит, и до Улисса. Камень не пробил «Сеан Гулу» насквозь, и ее капитан, знойная властная дама с чарующими формами по имени Маринетт, даже не вышвырнула его за шкирку за борт за тех нескольких человек, которых Хавиравиас случайно угробил. Особенно стыдно ему было перед тем беднягой, по чьей крови он шлепал, обламывая камень, и чьи останки постепенно показывались из-под его днища. Моряки уже шептались о том, кого назначат следующим боцманом и поминали погибшего кто добрым, а кто - не очень словом, при виде кровавой кашицы кто-то кривился и плевался в углу, кто-то молился Берас. Странно, что только сейчас, потому что не заметить - и тем более не учуять! - было странно. Еще один запах примешался, странно знакомый, который Хиравиас чуял и раньше, но до странного неуловимый. Как он ни водил носом, поймать ниточку ему не удалось. Пока Хиравиас копался, вниз спустилась капитан, чтобы лично осмотреть, как идет процесс.

- Как закончишь, - заговорила она по-аэдирски с очень сильным вайлианским акцентом, обращаясь к Хиравиасу, и ее взгляд прошелся по нему с ног до кончика уха, - отскреби боцмана от пола. Вирра, организуй орлану совочек, раз вы уже успели сдружиться, - она миленько - Хиравиас сказал бы гаденько - улыбнулась богоподобному аумауа, которого Хира приметил на палубе еще раньше, и отошла, чтобы просмотреть их добычу.

- Ac-ac, casita! - проговорил Вирра, не спеша исполнять ее приказ, его куда больше занимала работа самого Хиравиаса, хотя глаз и тем более выражения его лица разглядеть он не мог. Когда глыба исчезла, аумауа поздоровался, и на его внезапно ваэлитское приветствие Хиравиас сперва опешил, а после широко разулыбался и коснулся своей глазной повязки в качестве приветствия. Встреча с братом-ваэлитом сулила множество интересностей, вот только вся радость встречи тут же испарилась, стоило услышать шутку про еду и рост. Хиравиас тут же густо покраснел, его ухо и шерсть встали торчком, а губы растянулись в оскале, демонстрируя острые зубы.

- Че?! Это у тебя кое-что не доросло! - воскликнул он в сердцах, но, пофырчав и повздыхав, вскоре успокоился. В конце концов, всегда и везде все вокруг обращают внимание на него и считают своим долгом про это пошутить. Гордиться вообще-то надо! Во всяком случае, Айле почти удалось внушить ему это. Воспоминания о возлюбленной и вовсе мгновенно вернули орлану благостное настроение. Вирра принес пеньковый мешок, совок, швабру и ведро воды, едко пахнущей уксусом и можжевельником.

- Постарайся, чтобы крови не осталось. В трюме и так воняет, - сказал он.

- А ты постарайся в следующий раз пошутить более остроумно, - осклабился Хиравиас в ответ и принялся за работу. На этом корабле мутило и качало не так, как на прошлом, но всё же приходилось прикладывать усилия, чтобы не шатало. Хиравиас отскреб боцмана - немножечко в корабельных званиях он начал разбираться и знал, что это не последний человек на корабле, - и отложил мешок в сторону, а сам принялся намывать пол. Разумеется, освободившаяся матросня тут же сбежалась поглазеть, а главное поспрашивать: А где Гланфат? А правда? А моего троюродного дядюшку по линии второй жены прибили гланфатанцы, прям во сне залезли к нему на ферму, представляешь? А скажи что-нибудь на языке? А вы правда рисуете страшные рожи и пугаете дирвудцев по ночам?

- Так ты тоже ученик Ваэля, а? - спросил он наконец богоподобного аумауа, Вирру, когда с делами было покончено и можно было спокойно сесть и расслабиться и не думать о тошноте. - Рад встрече! Так вы, э... пираты? Я впервые в море и-ик! - он икнул, сдерживая тошноту, и надеялся, что выглядит не слишком зеленым. - И никогда раньше не видел пиратов... Хотя мне доводилось спасать орланов из лап работорговцев... - Хиравиас задумался. Тонкости ремесла и взаимоотношения в мире мореходства пока что давались ему с таким же скрипом, как и криминальная иерархия Дирвуда, которую Айла пыталась ему вбить.

+2

9

Он просто ее держал, хотел заставить высунуть из воды морду как можно больше, чтобы окружающие могли сделать свое дело - утыкать ее стрелами, расстрелять, в крайнем случае поджарить рыбину магией, но прилетевший булыжник вообще никак не входил в планы и задумки сайфера. От прямого попадания и боли, испытываемой акулой, контроль оказался варварски сбит и прошел резонансом по кукловоду, несколько выжигая ему восприятие окружающего мира. Был бы жив, то наверняка наглотался бы собственной крови, однако есть в смерти и свои преимущества.
Оглушение никуда не делось, окружающие моряки казались ходячим пятнами, постепенно становящиеся все более четкими. Они заняты, им некогда смотреть, что произошло с корабельным гостем, не пришибло камешком и ладно. А посмотреть есть на что, не каждый день фамиры моря переплывают, тем более со сбитыми покровом отводящих чар. Нарастающий и спадающий звон в голове не позволяет мгновенно восстановить маскирову и последствия не заставляют себе долго ждать.
В обычном случае любые прикосновения несут в себе цель успокоить и поддержать, показать, что кому-то не все равно, что пусть и натянуто-дежурно, но не знакомые личности проявляют беспокойство. Сейчас же ощущение тяжести чьей-то руки принесло лишь нервный стресс. Технически, мини-инфаркт от осознания созерцания истинной личины нежити в замкнутом пространстве, где у живых куда больше преимуществ. Здесь стоит задней мыслью порадоваться, что скопытиться от внезапной остановки сердца уже невозможно, оно и так там болтается чисто для вида.
Так как отреагировал увидивший столь непрезентабельную картину? С восхищением и радостными эпитетами попросил обучения. Серьезно? Похоже идея покинуть Дирвуд была не настолько плоха, раз у фамира может появиться ученик на сайферские способности, который уже что-то, а именно передавать свои мысли и образы, точно умеет. И оставляет в положительно-шокированном состоянии. В этот момент захотелось отыскать в трюме Шерри, которая наверняка нашла укромный уголок, еще и сухой, и поглаживая мягкую паучиху, предаться размышлениям в компании с бутылкой вина, рома или другого пойла.
Корабль походил на поле боя с каменной глыбой посередине. А на любом уважающем себя побоище есть жертвы и судя по выкрикам, даже не одна. Главный враг плавал пузом кверху и болеее не представлял опасности, соответственно внимание переключилось на внезапный камушек с неба. О тоже привлекал внимание Линна, но совершенно по другой причине. Сильные сайферские чары вкупе со смертью акулы истощили организм и загнали в голод, а из-под проломленной палубы поднимались ароматы свежей крови. При учете, что самоконтроль восстановлен, иллюзия также была возвращена, однако в этот раз отвод работал полностью на смысл своего названия - фамиру не нужно, чтобы его видели, а лишний расход сил, подстегивающий неприятные подсасывания в области желудка, с лихвой окупится, стоит только спуститься вниз.
Завороженная команда постепенно перестается суетиться - его точно надо чему-то учить? - и принимается за дело. Под шум перетаскивания чужого добра, некогда было останавливать гуляющегоанимансера, который выждал момент и спустился вниз. Ожидаемо, "камушек" прошелся сквозь доски и сквозь некоторых неудачников, чьи останки скорее всего пойдут на корм рыбам. Линна не стали останавливать, когда тот подошел ближе к глыбе - шепотки про анимансию, про ненормальность подобных ученых сыграли свою роль, и в конкретном случае - положительную. Раздавленный труп не полностью оказался погребен под природным прессом, некоторые его части лежали отдельно, в частности, перебитая рука. Насколько же оказалась она к месту?
Во фляжке,болтающейся на поясе еще есть жидкость, пусть и не самое большое количество. При ином раскладе, его хватило бы до конца путешествия, но сейчас приходится использовать крайние меры. Большая часть крови уже разлилась вокруг или просочилась вниз, но к счастью никто не стал возражать, когда та самая рука, что держалась буквально на кожанном куске, оторвалась окончательно, благо сил на такое действо хватает, и с ее окровавленного конца остаток жидкости постепенно перетек в иной сосуд. Под завершение сего действа Линн даже позволил себе слизать излишне солоноватые разводы с конечности, пока его не заметили. Жаль в запасе оставалось мало времени, иначе можно было бы еще и посмаковать свежее мяско, достаточно сочное и вполне свежее (кужа свежее?!). Вместо этого - опять прятатьтся, вслушиваться в разговоры и наблюдать. Сначала как кусок камня медленно поднимается вверх, сопровождаясь скрипом, хлюпаньем и дополнительным хрустом, потом - как недавние знакомцы оттанцовывают со швабрами и совками, переговариваясь между собой.
Стоит ли вмешаться, показать свое присутствие, или лучше по-тихому вдоль стен пробраться ко второму входу втрюм и выскользнуть на поверхность, пока нико не заметил? Смешно, но ответ на этот вопрос был у... Шерри. Врят ли она искала хозяина, однако тот факт, что членистоногая тащила за собой завернутую в кокон крысу (или нечто подобное), пересекая недавнее поле побоища, при этом обходя по широкой дуге "уборщиков", мог вполне себе рассмешить. В какой-то момент та остановилась, явно решая, что дальше - продолжить тащить свою ношу или убежать. Выбор пал на побег, видимо не особо голодная была. И конечно первой безопасной точкой стал для нее мертвый хозяин. О какой скрытности тут говорить?
- Надеюсь мы вам не помешали, - а паучиха тяжеловата, видимо отъелась на местных харчах. - Скажем, что оба проходили мимо, вы же мне поверите? - разумеется нет, просто так опрятные эльфы, даже анимансеры, не станут гулять по подобным местам, тем более не станут держать на руках больших пауков и поглаживать их. Скудноватое освещение играло на руку, однако иллюзия все равно была активна - незачем местным видеть бледную тень, снующую по кораблю и не брезгующую теми же крысами. Может стоит у капитанши попросить плату за зачистку от грызунов? Или скидку за поездку. - В любом случае, место прямо-таки идеально, чтобы переброситься парой слов, в том числе и об.. инциденте наверху.
Начало разговора получилось какое-то напряженное, словно Линн намеревается напасть. Что поделать, тема-то щекотливая. И орлан кажется знакомым, хотя вот тут совпадения совсем маловероятны.
- Я правильно понял, ты хочешь учиться? И тебя не смущают некоторые детали? - спутник Вирры был замечен, и на первых порах скорее изучается взглядом, может излишне пристальным конечно, но его вполне дополяет время от времени шевелящая лапками Шерри.

+1

10

Совместка, потому что не хотелось терять эти диалоги
[indent] Очень сложно было воспринимать всерьез угрозу от того, кто мог спокойно пройти между твоих ног не задев мошонки, хоть магия этого друида весьма впечатляла. И боевой запал — тоже. Гланфат, значит? Если не считать вылазку на границу к тем самым варварам, загадочная страна девственных лесов до сих пор оставалась чем-то за пределами воображения. Вопросы начали всплывать в голове один за другим, пока Вирра таскал вещи из трюма в трюм.
[indent] Тем временем кто-то из экипажа уже начал шептаться, что это лично он приложил руку к смерти боцмана, ведь что стоит богоподобному попросить Родителя убрать неприятную личность? Пусть боятся, глядишь хватит ума предположить, что если будут относиться к нему скверно — сами окажутся под каменной глыбой или кончат ещё того хуже.
[indent] Маринетт в эти сказки, к счастью, не верила, но по сосредоточенному взгляду можно было угадать, о чём она думала: «Не использовал ли этот сайфер свои умения, чтобы задержать боцмана на месте на пару мгновений дольше, чем следовало бы?». Вирра объяснится с ней позже, если она вообще станет задавать этот вопрос. В конце концов, место в экипаже он практически вымолил, а лишь очень глупый пёс кусает руку, которая его кормит.
[indent] «Сеан Гула» изящно отошла от тонущих обломков, лишь Джафет Бородач задумчиво курил, глядя на них с кормы. Тела погибших перенесли на квартердек и теперь заносили одного за другим в журнал. Вирра не стал ждать, когда их торжественно скинут в объятия Ондры, взял пару вёдер воды, щедро плеснул туда уксуса и можжевелового масла, подхватил лопату и пеньковый мешок, а затем спустился обратно в трюм и выдал это всё тому самому друиду. Конечности и крупные куски погибших уже собрали. Остались только костная крошка да требуха, и это можно было просто снять вместе с балластом, а кровь — смыть, и там уж пусть оно куда-нибудь денется само по себе. Подумаешь, квартермейстерский волчонок изваляется? Это было не самое худшее, в чём он любил валяться.
[indent] Сам Вирра работать больше не собирался, только притащил сюда пару мешков с запасной галькой с почившего шлюпа и подсыпал туда, где образовалась ямка. Для того, кто орудовал лопатой чуть не больше собственного роста, друид на удивление быстро справился. Всегда было загадкой, каково жить в мире, где все в два-три раза больше, чем ты сам? Но, наверное, так же, как аумауа в людских и эльфийских поселениях — оставалось только ворчать и смиряться. Когда друид закончил, он вскарабкался рядом на ящик и свесил с него ноги.
[indent] — Ac! Это учение раскрыло мне глаза, пробудило от долгого, мучительного кошмара. С тех самых пор Ваэль ведёт меня из одного вихря событий в другой, и в иные сказки обо мне народ поверил бы охотней, чем в истину. К примеру, однажды знак в небе привёл меня в склеп той самой tella, что пригласила вас сегодня на борт. Не успей я — и не было бы толку от её чудесного воскрешения. А уж что было позже — история даже более удивительная. Я расскажу тебе её, если захочешь.
[indent] Друид реагировал на Вирру совершенно обычно, не проявляя ничего, кроме дружелюбия и любопытства. Это было как-то...странно?
[indent] — О! Поразительно! Похоже, Ваэль в этом мастер, пробуждать людей от кошмара и вести по жизни, — Услышав о Ваэле, он аж покраснел, и единственное ухо встало торчком. — Телла? Что это значит? Я не очень хорош в вайлианском... — он неловко потёр правую щёку и челюсть, покрытую рыжей бородой с проплешинами на месте шрамов. — Расскажи историю, как ты сюда попал, мне интересно!
[indent] — Это означает, что её бывший муж с позором отправился в Хель от её же руки, и — оп! Temorina вновь стала tella! Я обязательно расскажу подробней, но давай хотя бы сначала познакомимся, aimico! Я Вирра-Людоед, гроза северных морей, а ныне — один из славных джентельменов удачи Principi sen Patrena. — Он вытащил свой суоленет и продемонстрировал друиду. — И хоть мы действительно занимаемся пиратством, настоящие пираты не стали бы брать вас на борт и уж тем более торговаться за груз. Нет, наши цели куда более благородны, к тому же мы не грабим и не убиваем бедных. И не торгуем рабами. Что ты ищешь в южных водах? Или же просто странствуешь по миру?
[indent] —  Я Хиравиас, из племени Журавля-рыболова! Это востоке Гланфата, ближе к горам Вайлии, нежели Дирвуду, — его лицо стало ностальгирующе-задумчивым, но вскоре он встрепенулся опять. — Я ищу своего друга, Хранителя Каэд Нуа по имени Улисс. Его замок разрушило гигантское воплощение Эотаса... — он хихикнул, представляя, как это звучит. — Я не знаю, жив мой друг или мёртв. Хочу помочь ему в трудную минуту, — Хиравиас весь разулыбался.
[indent] Улисс, значит? Это тот самый Улисс, друг Алота и Эдера? Как всё-таки мала Эора! Вирра уже начал концентрироваться на разуме орлана, чтобы отыскать в его памяти знакомые лица, когда сбоку послышалось шуршание камней. Большой паук деловито шагал на границе света, волоча кокон задними лапками, как они иногда таскали яйца. Вдруг, он истошно зашипел и стремительно кинулся прочь, бросив свою добычу. Прежде, чем Вирра направился следом, из тени вышел Линн, держа странного питомца на своих руках, словно это была карманная собачонка. Вот уж, воистину, все эльфы чудны по-своему! Даже во второй жизни! Паук вновь зашипел и тут же перебежал хозяину за спину, испуганно демонстрируя клыки и блестя большими глазками.
[indent] — Да не стану я тебя есть, postenago! — Вирра взметнул руку в вайлианском гневном жесте. — Инцидент? Подумаешь, кого-то прихлопнуло камнем! Это море, здесь можно погибнуть самой нелепой смертью! Merla! Я всё ещё помню, как однажды в своём последнем переходе старый морской волк свернул себе шею, поскользнувшись на чаячьих фекалиях! У Cirono определённо есть чувство юмора, ne? — Вирра громко захохотал. — Это mestre Линнрольд, наш пассажир и странствующий учёный. А это — Хиравиас. Тот, кто прихлопнул камнем сразу двух морских акул за раз — физическую и метафорическую.
[indent] Вопрос Линна вновь заставил Вирру рассмеяться. Ну, да, действительно: хищный богоподобный, закрытый панцирем с ног до головы станет осуждать фамира, мол, фи, мы не совпадаем во вкусах, и с теми, кто предпочитает отвратную эльфийскую плоть я не стану иметь дела.
[indent] — Cuè?! — Он демонстративно вскинул свои когтистые, изуродованные наростами руки и посмотрел на них, а затем на самого Линна. — Я бороздил моря Эоры от Иксамитля до Нааситак, от Аэдира до Некитаки через Спиренто, и нигде не мог найти наставника в члене экипажа. Меня мало что может смутить, aimico, пока ты не начал выпрашивать у меня благословение Cirono или валить на меня свой острый живот. Кстати о животе — мой пуст, что кошель после недели в борделе. Casita изменит себе, если не устроит пиршество, и я надеюсь ухватить немного мяса до того, как его начнут готовить. И грогга для согрева, разумеется. Что делать нам в холодном и вонючем трюме, когда под небом уже готовится пир? Отправимся на палубу! И там я расскажу дивную историю величайшей vengietta в истории Анченце!
[indent] И ещё, быть может, про великий переход по морю, знакомство с Алотом и Эдером и то, как они спаслись от варваров. Это наверняка будет очень долгая ночь, ведь Хиравиасу тоже предстояло рассказать о его знакомстве с Улиссом. У Улисса не бывает друзей без интересной судьбы — это точно.
[indent] Единственное, что его беспокоило — не был ли этот орлан подослан их общими с Алотом старыми знакомыми. Не то чтобы «Ключ» докучал Вирре последний год, но его перемещения по миру было сложно отследить. Он засветился только когда получил свой суоленет, и тут — друид с вестями о возможной кончине Улисса и каком-то воплощении Эотаса — каком? Столько вопросов, а ночь так коротка. Боги! Как же мало времени на то, чтобы получить свои ответы.

Отредактировано Вирра (13.06.2019 16:16:35)

0

11

- Ого! Вот это зверюга! - не удержался Хиравиас и вытянул шею, выпучил глаз, чтобы разглядеть диковинного паука. - Он что… ручной? - Хиравиас аж представил, как бы дирвудцы реагировали на ручных пауков, если даже ручные штельгары вызывали у них не самые приятные чувства. Эдеру, правда, штельгары нравились, но ему с тем же успехом может понравиться и этот паучок.

- О, я Хиравиас! Из гланфатанского племени Журавля-рыболова, - хотя Вирра его представил, Хиравиас решил сделать это сам. Линн смотрел на него очень пристально, а паучиха, казалось, хотела его сожрать, и от этого Хиравиас в довесок ко всему покраснел. - А то что прихлопнул - ну так акула сама высунулась, будто просила ей вломить… Хотя не похоже, что сама, кто-то ее заставил. Интересно, кто? - Хиравиас пожал плечами и глянул с интересом на Линна с Виррой. Носа опять коснулось чувство, которое было слишком тонким, чтобы распознать, и всё равно будто уже знакомым. - Хм, а чему ты хочешь учиться у этого эльфа?

- Настоящему искусству! - Вирра изящно перебрал пальцами воздух, словно сыграл мелодию. Впрочем, при упоминании сырого мяса у Хиравиаса аж ухо встало торчком и едва не потекли слюнки, и он тут же сменил тему:

- А что, так можно было?! Клянусь Ваэлем, после мяса мне определенно станет лучше. Я рожден свободным кочевником, и жизнь в плавающей тюрьме не для меня!

- Madiccho! Конечно, можно! - усмехнулся Вирра. - Коку будет меньше работы, пошли на камбуз! После моей любви к выдержанной акулятине и рубленому салу с брусникой его мало что удивит. Видишь ли, aimico Хиравиас, я из здешних краёв, и еда на юге очень отличается от Вайлианских республик.

- Звучит необычно, - Хиравиас спрыгнул с бочки и потопал вслед за Виррой. Он уже знал, что «камбуз» значит «кухня». - В наших лесах ты, пожалуй, ничего столь необычного не нашел бы… Но! Ты не представляешь, какое вкусное мясо, когда ты сам же его вот этими самыми лапами, - Хиравиас продемонстрировал свои руки и облизнулся, - и поймал.

- О, я хорошо представляю, aimico! Разве что мои жертвы ходят на двух ногах, - он хрипло и таинственно усмехнулся, и Хиравиас фыркнул в ответ: может, Вирра по поводу людоеда всё же не шутил?

На «Гуле» действительно царил дух веселья и товарищества, и Хиравиас ни за что бы не поверил, что взаправду находится на пиратском судне, пусть и с благородными целями, как выразился Вирра. По трюму уже витали запахи алкоголя и еды, а повар - кок, кажется? - сбивался с ног. Хиравиас учуял мясо быстрее, чем увидел, а при виде ребрышка, от которого повар отделял мясо, он и вовсе воззрился на Вирру с самым что ни на есть вожделеющим взглядом. Кажется, по одному этому взгляду кок всё понял.

- Еще один… - проворчал он. - Из Гланфату, кажись, да? Другого и не ожидаешь от вашего брата. Поздравляю, Ракушка, нашел себе единомышленника, - его голос не звучал поздравляюще, но объект вожделения всё же вскоре перекочевал в Хиравиасовы руки. Он тут же принялся несдержанно обсасывать и обгладывать косточку, прихватывая острыми зубами, что твоя псина. Айла от такого зрелища всякий раз кривилась и обещала «больше не дать», и конечно Хиравиас повадился специально дразнить ее своими «дикарскими» повадками и показушно выковыривать мышиные хвосты из зубов.

- Так а что это за благородные цели, которые Принчипи преследуют? - спросил в конечном итоге он. Привалившийся к лафету, Вирра удовлетворённо глодал рёбра, отрывая с них узкие полосы мяса и хрустя хрящами.

- Ну, для начала стоит определиться с самой «благородностью», aimico. Мы просто отнимаем у компаний их излишки, чтобы самим не нуждаться в краюшке хлеба да накопить себе на похороны, и делаем это крайне благородно - не убивая всех, кто на борту судна, не протаскивая под килем и не развешивая на реях, словно вяленую рыбу. Что совершенно нормально с точки зрения других пиратов. И так же мы не выставляем отрубленные головы вайлианцев на пиках по фальшборту, как это делают Вахаки, чьи племена благородно защищают родные земли. И покамест ценности нам отдают миром, мы не тронем и волоска на теле команды. Это - и есть наши благородные цели: быть санитарами в море, выискивать самые жирные, жадные корабли и наказывать Компании за их нездоровые амбиции. Я думаю, если дорога приведёт тебя в Некитаку, ты сам увидишь собственными глазами, насколько остальным посетителям Архипелага нужна...диета. И внутри нашей большой пиратской семьи мы так же глубоко благородны по отношению друг к другу и всегда идём друг другу на выручку, даже если между casitas есть определённые трения.

- О каких Компаниях ты говоришь? Я до этого слышал лишь о Вайлианской. А в Некитаку-то я и собираюсь как раз! Уверен, что найду своего друга-Хранителя там, да только из Дирвуда не ходит прямых кораблей, вот я и делаю крюк через Нааситак. Мог бы, конечно, добраться сперва до Вайлии… Но в любом случае эти поездки мне не по карману и я взял в долг, - он усмехнулся и покраснел. - Главное, чтоб там и вправду были корабли до Некитаки, не то мне придется грести на плоту. Или на льдине!

+1

12

[indent] Во истину, компания собирается странная. Орлан, богоподобный, фамир и паук из ночных кошмаров половины жителей Эоры.Самое время поговорить о том, что неплохо перекусить, закрыть глаза на некоторые подробности , типа "эй, ты нежить", и сделать вид, что ничего не произошло, все нормально и прочее. Боги имеют чувство юмора.
[indent] - Не то, чтобы просила вломить, я просто хотел потрогать ее нос, о чем и внушил весьма интересную мысль. Да вы сами видели, что пересказывать. Правда не ожидал, что она будет настолько громадной и тяжелой, даже в глазах помутилось, когда ей прилетело в спину от перенапряжения, - немного безумия в речь. добавить почти безразличных интонаций. по типу пустячкового действа, и вот наигранный портрет фамира готов. Еще немного анализа невольно подслушанного разговора и Линн кое-что вспомнил.  - Хиравиас, да? А ведь мы встречались ранее, в Заветном Холма, во время очередного переселения и переписи населения. Печально слышать, что с Улиссом что-то случилось, - не сказать, что эльфы поладили, или даже сдружились, однако пока Линн не переходил каких-то границ в плане излишней агрессии или проявления своей сущности, тот был не против нахождения рядом с собой нежити. Крепостное книгохранилище было полезным, но не настолько, как рассчитывалось, поэтому вскоре пришлось покинуть гостеприимную крепость и отправиться дальше заниматься своими экспериментами и поисками. Кто знает, может это плавание принесет свои плоды?
[indent] - Хотите погладить Шерри? Девочка любит, когда ей уделяют внимание, даже мячик может принести. Или завернутую в кокон крысу, - последнее касалось того груза, что паучиха тащила, когда появилась. И капелька сарказма, реакцию нормальных на питомца предсказать не сложно.
[indent] Новые знакомые, старые упоминания, все это действительно стоит переварить на полный желудок, и лучше сделать это как можно быстрее! Поэтому предложение подняться и присоединиться к пиршеству было воспринято на ура. Как и предложение:
[indent] - К слову, от неприготовленного мяса я бы тоже не отказался.
[indent] Небольшой кусок совсем не повредит, ни имиджу странного эльфа, ни моей голодной (и тяжелой) малышке, - еще интереснее то, как спокойно все трое говорят о том, чтобы схарчить то, что недавно бегало. В подобной компании не так страшно признаться, что несколько неживой, и поэтому при разделке туши ему пожалуйста кровь слейте в кружку. После пары шуток трое и собака (то есть паук) покинут трюм, чтобы вдохнуть свежего воздуха и получить свое.
[indent] Точнее свое кусок, который Линн вырывал с молчаливым боем у кока, под аккомпанемент подозрительного взгляда и желания прирезать заодно и пассажира-анимансера, просто на всякий случай. К чести Линна, в голову сейчас он никому лезть не собирался, иллюзию снимать тоже, да и к себе пускать не стал бы в дебри разума. По большей части добычу жевала Шерри, неодобрительно косясь в сторону богоподобного каждый раз, как он начинал шевелиться. Оставалось порадоваться, что она не из кошачьих, в противном случае давно бы попыталась ... потереться об ноги и каким-то образом пометить территорию.
[indent] - Чудными тропами выложены наши пути, не находите? Особенно когда они пересекаются, - один просто живет в свое удовольствие и бороздит моря в поисках наживы и развлечения, второй ищет пропавшего друга, третий лекарство от разложения. - Между делом, раз у нас пока есть немного времени для празднества, вы что-то знаете о месте, в которое мы сейчас направляемся, кроме общих черт? Мне хотелось бы найти там некоторые ответы в области прямой специальности. Возможно даже немного поэкспериментировать, - уточнять, кто может стать жертвой анимансера посчитал не корректным, такие вещи понятны изначально.
[indent] Моряки радовались победе после сложного боя, тому, что большинство все-таки выжило (не из ума и то хорошо), и по большей части были разбиты на небольшие группы, громко ведущие обсуждения произошедшего. До слуха доходили совсем диковатые обрывки фраз, гогот и всеобщее настроение расслабленности. Возможно обманчивое. Но до пункта назначения не так далеко, и пока есть время Линн не против поднять кружку с ромом и опрокинуть ее внутрь, просто ради того, чтобы ощутить вкус, надолго жидкость все равно нет смысла задерживать внутри.

Отредактировано Линн (25.06.2019 00:32:17)

+2

13

[indent] Вирра вновь подивился тому, какая всё-таки крошечная Эора, если все вокруг знают Улисса. Впрочем, одноглазый гланфатанский друид-ваэлит и фамир с ручной паучихой — да, звучит, как достойная свита для этого удивительного сейна. Должно быть, если он соберёт себе экипаж, это будет целый корабль самых причудливых жителей Эоры.
[indent] Праздник уже гудел, и каждому наливали ром в кружку прямо из бочки. Даже Линн попросил себе порцию, хотя Вирра понятия не имел, могут ли фамиры вообще что-либо ощущать? Трупы же ничего не ощущают? С другой стороны, в настоящих трупах нет души. Так хотелось поспрашивать учителя об этом и о жизни после жизни в целом, но пока таким разговорам не время и не место.
[indent] Хиравиас, в отличие от остальных, взял себе один чай, чем заслужил более чем подозрительный взгляд кока. И не только кока — на него, верно, даже собственные вши воззрились с недоумением.
[indent] — Отчего же ты не пьёшь рома, aimico? Он очень хорош!
[indent] Хоть холодный ветер со снегом проносился по палубе, большая часть экипажа разогрелась от трапезы, скучилась возле бака и начала пока ещё трезвыми голосами распевать песни про шлюх Спиренто.
[indent] Вот уж точно — в Спиренто сейчас быть лучше, чем идти в Фалче. На самом деле куда угодно лучше идти, чем в Фалче, разве что Ступа Ондры выигрывала в соревновании на самое скверное место Эоры. Но ром шёл хорошо, мясо оказалось на редкость свежим, да и компания подобралась неплохая.
[indent] — Я говорю о рауатайцах, aimico, у них свой шкурный интерес на Архипелаге. До зубов вооружённые джонки то и дело нападают на наши корабли, но с таким весом и всеми их пушками они настолько неповоротливы, что замани их в рифы — и тут же сядут на брюхо. — Вирра широко махнул кружкой, выплеснув немного рома через край.
[indent] — Ну так а если вы пираты, разве не правильно они делают, что нападают? Либо они обезвредят вас, либо вы разграбите их, а? Почему ты говоришь, что он «шкурный»?.. — Хиравиас моргнул глазом, глядя на Вирру с интересом, и присосался к мясу, с громким чавканьем обсасывая с него кровь.
[indent]— Merla! Что им, жалко немного пороха и пушек? У них этого добра завались! А шкурный интерес, потому что на Архипелаге даже палка, воткнутая в землю, вырастет в полное яблок дерево, а в Рауатае растёт одна селитра, aimico. Смекаешь? Разровнять леса, возвести рисовые поля...Знакомая для Гланфата история, ne? — Вирра вычертил длинным когтем завиток в воздухе, а затем указал на темнеющие татуировки на руках Хиравиаса, выступившие, когда кровь смочила рыжую шерсть. — Это племенные, ne? Что они означают?
[indent] Почти идеально очистив очередное ребро острыми зубами, он бросил его квартирмейстерскому волчонку, и тот радостно поймал его прямо на лету.
[indent] — Чистую правду говорите, mestre Линнрольд! Никогда не знаешь, что решат сыграть с нами боги! Однажды я шёл по морю с одним любителем поговорить с собой, и в ту же самую ночь мы стали лучшими друзьями, вытащив друг друга буквально из лап Cirono и разыграв восхитительно-безумное представление, правда, потопив при этом судно в адровых утёсах. Не случись того дня, мы бы никогда не пересеклись здесь с вами. Идём мы на остров Фалче. Когда мир был гораздо моложе, а Вайлианская империя переживала лучшие дни, гордые и богатые хозяева её решили доказать всему миру, что они лучшие торговцы, а заодно получить хороший доход с ещё не освоенного уголка Эоры. Тогда они построили городишко совсем неподалёку, этакий перевалочный пункт для торговли. Об местных анимансерах я ничего не знаю, хотя по определённым причинам у меня не сложилось дружбы с местным населением. Там много вайлианцев и аумауа, но их традиции так же далеки от уана или Республик, как далёк Нааситак от Анченце. Если анимансер появился там, наверное, он прячется от постороннего внимания, потому что где же ещё прятаться, как не в богами забытой промёрзшей дыре, где даже летом глубже штыка лопаты промёрзлая почва? Надеюсь, ваш вайлианский хорош, mestre? За годы жизни я ни разу не слышал там аэдирского. С другой стороны, я не особенно часто ходил в порт.
[indent] Он сделал ещё глоток рома и обглодал второе ребро, с аппетитом похрустывая хрящами. Он повернул голову к Хиравиасу и ответил с набитым ртом.
[indent] — Cuè? Тоже на север, значит? Ну, если ты не боишься физической работы и мокрой репутации, можешь поломать Маринетт взять тебя на борт и оплатить службой проезд. Тут главное запомнить, где фок-мачта и ещё пару лееров, но с этим справится и учёная коза. Орланов любят на море — вы лёгкие и шустро карабкаетесь до самого салинга. Одноглазый сигнальщик всё ещё лучше спящего или пьяного.
[indent] — Мне казалось, ты матрос, а не квартирмейстер, di verus? — раздался насмешливый голос Маринетт из-за спины.
[indent] — Такие же хорошие кадры пропадают, casita!
[indent] Она похлопала его по твёрдому плечу и уселась рядом. Камзол был накинут на плечи, а треуголка, верно, осталась на столе, потому ветер трепал её тёмные волосы-колечки.
[indent] — Джафет рассказал мне о тебе. По его описанию ты славный малый. Некитака, значит? Это с нами по пути, но тут есть такое дело: ты убил моего боцмана и двух канониров, сломал моё новое судно, а ведь оно совсем недавно сошло с верфи. Madiccho! Даже раковины к днищу не успели пристать! Так что у тебя передо мной огромный долг, но сегодня я в хорошем настроении. Вот что: помоги мне с одним небольшим дельцем и обеспечь попутный ветер, тогда я довезу тебя куда надо. Иначе будешь куковать в порту Нааситак, пока туда не соизволит доползти кто-нибудь с севера. Эй, Вирра, часто ли там ходят суда до Некитаки и обратно?
[indent] — Per complancanet! Casita, назови мне хоть одну причину идти в Нааситак, когда вокруг столько вкусных каналов торговли! Взять хоть Вайлианские Республики! — Вирра нещадно врал, но если капитан хотела этого орлана на борт, значит она его получит. — А сюда чаще смываются от глаз подальше. Отсиживаются месяцок-другой. Иногда мочат якоря по полгода.

[indent] — О, это я с удовольствием, - ответил Хиравиас уже усевшейся рядом Маринетт. От этой женщины исходил умопомрачительный запах власти и секса, и Хиравиас не стесняясь разглядывал её. — У меня есть деньги до Некитаки! Могу ловить крыс, могу гнать ветер, могу заплатить, а могу и помочь! Что за дело? Это без проблем, мне лишь бы поскорее добраться до Улисса! — он растянул кровавое лицо в улыбке, обнажив острые кошачьи зубы, но было видно, что он яростно не хочет оставаться в Нааситак.

[indent] Вид крови на лицах любителей сырого мяса заставил Маринетт брезгливо покривиться. Вирру это позабавило, и он специально облизал пальцы.
[indent] — Доедайте свой ужин и умойтесь. Я буду ждать вас в каюте.
[indent] — Ac! — Он довольно покивал и крикнул во весь голос. — Тост за победу, casita!
[indent] — Тост за победу! — хором ответил экипаж. Маринетт поднялась на ноги, поставив ногу на лафет.
[indent] — За победу! И пусть нашей «Сеан Гулы» боятся как дети Ондры, так и наши враги! — Пламя фонарей сверкнуло в глазах Маринетт, прежде чем она сделала глоток рома. Под дружное улюлюканье и хохот все подняли кружки и стали беспорядочно чокаться друг с другом, а капитан миновала их ряды и удалилась вниз по трапу, оставив экипаж веселиться. Еду только и успевали слегка припустить, прежде чем кто-нибудь особенно голодный хватал её прямо с жаровни. Канониры обнимались, певчий весело играл на лютне и пьяно горланил вайлианские песни. Вирра обожал такие вечера, когда по палубе разливалось безумие и веселье.
[indent] Когда трапеза была окончена, он принёс ведро воды умыть руки и лица, а затем проводил своих новых товарищей к капитану. После шумной палубы слабо освещённая свечами каюта оглушала своим спокойствием. Маринетт нетерпеливо постукивала пальцами по столу с картой на нём, создавая единственный громкий звук. Она решила сразу приступить к делу и, поприветствовав всех, указала на крошечную точку на карте.
[indent] — Это — место нашего назначения. Пара дней морем до Нааситак, если ветер попутный. Вирра же уже рассказал вам про Фалче?
[indent] — Только сейчас поминал, casita! — Он сделал уважительный вайлианский жест. — Не правда ли лучшее место для того, чтобы провести там зиму?
[indent] — Не паясничай. Я бы тоже предпочла сейчас потягивать крем Тани с ромом на берегу уанского острова. — Она окинула присутствующих взглядом. — Теперь о работе: мы потеряли на острове несколько кораблей, и единственные, кто вернулись, были очень не в себе. Я в душах мало понимаю, но мне это описали, как последствия биауака или что-то вроде того. У меня предчувствие, что с Фалче случилось что-то неладное, а в последний раз, когда у меня было такое предчувствие, мой собственный муж попытался отправить меня в Хель. Тем более, там же пропал mestre Коффре, а он личность печально известная в кругах анимансии, ne? — Она улыбнулась Линну. — Так что работа предельно простая: отправиться на остров, узнать как можно больше о том, что могло задержать наши корабли и, желательно, направить их оттуда по делам. Mestre Коффре нанялся хирургом на одно из наших судов, и его возвращение на Архипелаг критично. Два сайфера и друид — я думаю, такая команда справится с чем угодно, тем более, Вирра прожил там всё детство. Готов вернуться домой, блудный сын?
[indent] — Я делаю это исключительно ради вас, casita! — Он сделал уважительный жест.
[indent] — Ты делаешь это, чтобы не стать кормом для акул, postenago, и получить свою долю от поездки! — она вскинула руку в насмешке. — Ну что, Хиравиас, согласен?
[indent] Она протянула ему руку, обтянутую тёмной ухоженной кожей.

Отредактировано Вирра (05.07.2019 15:55:00)

+2

14

В ответ на пристальный взгляд кока, при всём уважении, Хиравиас не удержался и, оскалившись, показал средний палец.

- Ах да, ты ж не знаешь! - кричал Хиравиас, чтобы в таком веселом шуме-гаме его слова точно долетели до Вирры. Впрочем, когда их компания нашла, где усесться, говорить стало проще, но орать Хиравиас не перестал. Чаеподобное пойло было весьма гадким, но это его не смущало. - Видишь ли, все культуры Эоры считают Гланфат страной нецивилизованных дикарей, бегающих в набедренных повязках. Про повязки они правы! Но пока Дирвудцы напиваются и блюют в своих тавернах, мы проводим свой досуг, развивая ум и ловкость! Всевозможные игры и соревнования! А пить и нюхать наркоту прилюдно у нас, как вы это называете, неприлично. В своем доме делай что хочешь, а другим не мешай. Ну а крепкие напитки лишь дурманят голову, сбивают с мыслей и не приносят никакого удовольствия и вкуса - и нет! Даже не пытайся меня переубеждать. Моя женщина - урожденная дирвудка - не смогла этого и я по-прежнему после стольких лет за пределами Гланфата считаю крепкий алкоголь гадким! Впрочем, курнуть не прочь, - Хиравиас смешливо гоготнул и впился острыми клыками в мясо. - Как-нибудь при случае, а? У меня с собой белошляпки.

- Madiccho! Есть ли разница, чем заполнять свой разум: алкогольными парами или снами под белошляпкой? Да дело не моё, хоть в пиратской среде не поддержать тост - ровно что плюнуть в лицо. Эх! Был бы тут bon aimico Каатуху! Вот уж у кого всегда находилось зелье на любой вкус! Здешний хирург матушке своей не дал бы лишнего гроша. - Он сделал жест, сложив все пальцы ладони вместе, и сердито потряс ей в воздухе. - Но в кисете ещё найдётся немного белолиста.

- Неее, приличный гланфатанец не будет делать ни того, ни другого, - Хиравиас покачал головой. - Ему надо кормить племя, растить детей, защищать наследие Строителей от жадных воров. Какой же пьяница и наркоман заборет оленя и порубит толпу эстраморов, а? Ну а еще в лесу просто есть грибы и нет алкоголя, так что наши друиды пользуются тем, что находят. Главное, помни, что ты можешь торчать и бухать, но либо в кругу близких друзей, либо один. Понятия "таверна по-дирвудски" у нас нет, ну а в единственном городе, куда тебя пустят - Вязах-Близнецах - ты ничего крепче чая не найдешь, - он осклабился.

- Хорошо, aimico, если вдруг Ваэль занесёт меня в Эйр Гланфат, я буду трезвым, как стекло. Не то чтобы я стремился к пьянству. Но я пират, и у меня за душой ни гроша. Семья моя - вот они все, а дом мой - плавучий деревянный гроб, несущийся по волнам. И когда кто пытается это отобрать, поверь, каждый из нас дерётся др последней капли крови. Но сегодня есть победа, а завтра меня могут повесить на рее или по немилости богов я сорвусь с салинга. - Он указал на самый верх мачты. - И ничего от меня не останется, даже имени. Никто не будет плакать по мне, кроме экипажа. Потому, если есть возможность, мы пируем, как в последний день. Это и может быть самый последний день, и ты пожалеешь, что оставил монеты в кошеле, ведь их и твои пожитки поделят матросы врага. Бери от жизни всё и полагайся на удачу - вот что есть жизнь на пиратском судне! Да и к тому же, боцман не хотел бы, чтобы мы провожали его с кислой миной. Он был мешком суеверного дерьма, но его тут уважали. И мы пьём за него, за убитую акулу, ведь нужно отдать дань уважения убитому дитя Ондры, di verus? - Он чокнулся с присутствующими, и Хиравиас с готовностью поддержал тост, пусть и безалкогольный. - Так за павших! И пусть этот хуесос станет чисторукой кисейной барышней в следующей жизни.

Когда же речь зашла о рауатайцах, Хиравиас хмыкнул:

- История для Гланфата действительно знакомая, и мы не постеснялись надрать им жопу! Ну, и они нам тоже… - он фыркнул. - Ведь на архипелаге живут… эм, аумауа? Которые не Рауатай, а другие... а, уана! Знавал я одного паренька, он сам из уана и его семья с Архипелага, но перебрались в Рауатай до его рождения. Стало быть, у них была причина, хм? Если Рауатай сажают палки в землю, значит, им позволяют! И сдается мне, не пираты должны защищать земли, а уана... Они это делают?! Там сейчас война? - ни о какой войне Хиравиас не слышал, но если там сейчас творится что-то наподобие Войны чёрных деревьев, то за Улисса становилось еще страшней. Вирра внимательно выслушал Хиравиаса, глодая последние рёбра.
- Это другая война, aimico, без крови и клинков. Пока, как по мне, у уана нет шансов, ведь они всегда смотрят в прошлое и лишь возмущаются движению времени. Впрочем, ты сам всё поймёшь, и я не стану лишать тебя удовольствия рассмотреть проблемы Архипелага со всех сторон.

- Хех! Что ж, спасибо, друг мой Вирра. Звучит многообещающе, - разулыбался Хиравиас. - А что до татуировок, - он показал свои руки, покрытые рыже-грязной спутанной шерстью и татуировками из хны от плеча до запястий, - нет, это не племенные. Это я сам зарисовал. Вообще у меня целая стопка разрисованных альбомов с фауной и флорой Дирвуда и Гланфата, уверен, тебе будет интересно глянуть. Зато мы раскрашиваем лица краской - кое у кого даже волшебной, прежде чем пойти в бой. В Дирвуде поэтому накрашенные лица не любят, я имею в виду наведение всяческой красоты, - он обвел лицо ладонью. - И лицемазыми нас зовут, ха!

Вирра взял руки Хиравиаса в свои когти и начал внимательно рассматривать узоры, раздвигая рыжую шерсть. Его нижние лицевые наросты принялись громко скрежетать, так что этот звук был хорошо различим даже в шуме на палубе. От такого пристального внимания к татуировкам Хиравиас невольно смутился и растерялся: это всё-таки карта руин, которые он охранял раньше. И будет не очень здорово, если Вирра ее запомнит. С другой стороны, Хиравиас и словом не обмолвился, что это карта, и Вирра рассматривает руки как картину. Да и вряд ли он когда-то окажется на болотах Тейн-Бог, а если и окажется, то нескоро. От этой мысли Хиравиас успокоился.

- Разрисовать лица! Это гениально! Надо будет в следующем бою нарисовать себе ужасные распахнутые челюсти поверх тела, как кости у дракона, чтобы я стал ещё страшней! Спорю на свои рога, вражеский экипаж тут же попрыгает за борт! Хиравиас, ты подаёшь мне замечательные идеи!

- Ха! И правда, это будет выглядеть на тебе по-настоящему безумно! С удовольствием помогу, как только раздобуду краски, - ухмыльнулся он.

Пока они весело болтали, к ним подошла сама капитан и после беседы с ней они быстро доели - Хиравиасу было жаль доедать такой сладкий мясной кусочек, - умылись и явились в ее каюту. До сего момента он не бывал в каюте капитана. Она была обставлена на вкус хозяйки и выглядела жилой комнатой и рабочим кабинетом одновременно, красота и уют в ней соседствовали с практичностью. Вот это Хиравиаса в кораблях восхищало - нужно уместить так много в такую маленькую лоханку, как-то совмещать и жизнь, и работу. Условия, конечно, оставляли желать лучшего, а недавно выпитое и съеденное грозило выблеваться Маринетт на стол от качки. Тот, кто создал эту конструкцию, был гением.

- Значит, - Хиравиас посмотрел на карту, - я просто отправляюсь на остров вместе с Виррой и помогаю вам разгадать, что там произошло. А за это получаю проезд до Некитаки? - чуйка Хиравиасу подсказывала, что это будет совсем не «просто». Он помнил, что биауаки возникали от действия машин Создателей, когда Таос их включал, чтобы собрать дань для Воэдики. Таоса больше нет в этом мире, но может, кто-то из Ключа всё еще промышляет этим делом. От одного воспоминания о пусторожденных детях, чьи души Таос подарил этой карге, по телу пробежали мурашки. Хиравиас всем сердцем захотел помочь разобраться в происходящем.

- Я согласен! - он широко улыбнулся, привстал на носочки и с энтузиазмом пожал Маринетт руку. Странное чувство: когда он в последний раз так легко сказал женщине «согласен», то продал Улисса Доменелам с потрохами. Пожалуй, Вирре будет интересно услышать эту историю.

+2


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [10.15.2827, между Дирвудом и Нааситак] Опасные воды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC