В 2827-м году пришли вести из Бухты Непокорности — не так давно заселённый по новой район Заветного Холма вновь опустел. История повторилась: энгвитанская машина, отключенная около трёх с половиной лет назад, вновь запущена, по улицам некогда элитного района снуют носители, охочие до чужой плоти.
Торговые связи с Эйр Гланфатом лишь крепнут, однако положение дел на границах по-прежнему остаётся напряжённым: дирвудцы по-старинке винят во всех бедах своих менее цивилизованных соседей, и охотники за артефактами энгвитанцев вовсе не прибавляют доверия между двумя народами — то и дело возникают локальные конфликты. Впрочем, ситуация не выходит из-под контроля.
Стартовая дата: 01.01.2827 АИ. Место действия: Дирвуд, Эйр Гланфат. Организация игры — эпизодическая.
26.11.18. Стартовали квесты в Заветном Холме! Подробнее
17.11.18. Успевай выбрать подарок от доброго волшебника! Подробнее
21.10.18. Скриптомайнинг! Подробнее
16.10.18. К рядам приключенцев присоединилась всеми любимая Смена Имиджа. Подробнее
10.10.18. Мы открылись и готовы приветствовать новых игроков!

Pillars of Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [01.01.2827, Дирвуд, с] Там ещё что-то шевелится?


[01.01.2827, Дирвуд, с] Там ещё что-то шевелится?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата и место:
1-е число месяца фониверно, 2827-й год, Дирвуд, крепость Каэд Нуа.
Участники:
Улисс, Алот.
Значение эпизода:
Сюжетный.
Краткое описание:
Поиски Свинцового Ключи привели Алота обратно в Дирвуд. Желание задавать вопросы и просить помощи у Хранителя пропали сразу же, как только он увидел открывшуюся его взору казнь.
Предупреждения:
Кроме не детального описания казни — ничего не предвидится.

0

2

[indent] Дирвуд — вечно-то с его жителями что-нибудь да случается: не война, так Наследие, или непогода и неурожай, или — как сейчас — проснувшиеся культисты Свинцового Ключа. Не понимают, что проиграли, здесь — точно. Дирвуд не Аэдир, никто к вздорным высказываниям служителей взбалмошной “королевы” не прислушается, а если и рискнёт какой зевака, то плюнет под ноги “маскам” — видал я вашу власть, право вашей а-рис-то-кра-ти-и властвовать беспредельно, пировать на костях верноподданных, за их счёт, жить чужим трудом; и дворец королевы вашей, вон, осыпался крошевом в Первых Огнях, стоит напоминанием — о былом, о том, за чьи ошибки платил народ. Слишком упорные, слишком эгоистичные, и потому Ключ проиграл.
[indent] Погода вторила настроению сейна: небо цвета грязного молока закрыло солнце, нависая над крепостью тяжёлым одеялом — и снега нет, и тени мрачнее оттого, что напротив храма, на квадратной башне, куда устремлены взгляды собравшихся во дворе, примостились широкие доски, а на них — трое осуждённых; под подошвами сапог трещит корка льда, вся земля вокруг взялась им, словно защищаясь от пронзительного холодного ветра со стороны Бухты Непокорности. Краски — приглушённые: серый, коричневый, чёрный и немного зелёного с жёлтым — на штандартах. Да и те под зимним ветром и от серости поблёкли.
[indent] Двоих из трёх приговорённых поймали на дорогах, гнали чуть ли не до Эйр Гланфата, изловив лишь за Дирфордом, а один — местный, из жителей Каэд Нуа, и в нём-то заключалась проблема.
[indent] Чего Улисс терпеть не мог — показательности, но нынешний случай выходил за всякие рамки. Недавний инцидент в Бухте Непокорности, как выяснилось, не спонтанное решение, а хорошо спланированный манёвр. Жаль, нашлись суеверные богобоязненные дирвудцы, которые даже после Наследия и слушаний пошли на поводу у фанатиков Воэдики, добавив Хранителю головной боли, вынуждая стоять теперь под серым неприветливым небом и смотреть на лица угрюмых дирвудцев.
[indent] — Жители Каэд Нуа! — начал он, ни на секунду не забывая к кому обращается. — Я вижу в ваших взглядах вопросы и сомнение, вы жалеете приговорённых, спрашиваете, правильно ли поступает сейн, обрекая несчастных на смерть через повешение, не навлечёт ли он на всех нас гнев богов, и я отвечаю вам. Мы не станем молча смотреть на преступления, кои оправдываются служением богам — мы видели результат такого молчания, и научились справляться своими силами, мы не позволим безнаказанно сновать по нашим землям засыльным агентам и не спустим продажничество даже самым близким!
[indent] Кажется, стоило сказать заветное слово — язык не поворачивался — сместить фокус внимания с решения Хранителя на мнимого врага. Лицемерно, мерзко — слова не прозвучали, а уже хотелось пойти умыться, смыть с себя маску двоедушия. И кажется — нет у него никакого долга перед так называемой родиной, а чувство будто предал цепкое и ощущается явственно.
[indent] — Приговорённые — аэдирские агенты, втеревшиеся к нам в доверие, чтобы чинить беззаконие от лица их "королевы"!
[indent] Знали бы все эти возмутившиеся добрые граждане Дирвуда, чего стоит их сейну сказанные слова. А, впрочем, незнание ему на руку — дышать бы не забывать, да почаще напоминать себе, что хотя Аэдир и считается его родиной, их руководство по-прежнему слепо блюдёт старые, местами совершенно нелепые традиции. А толпа, гляньте-ка, оживилось, и у Улисса отлегло — на верном пути, не зря распинается.
[indent] — Хороши же мы будем, если не ответим, стерпим молча, позволим лить ложь нам уши и отравлять наш разум! Вы спросите повторно — не идём ли мы против богов, и я отвечу — нет. Я, сейн Каэд Нуа, не преследую цели искоренить любого, кто почитает Воэдику, но я не позволю прикрываться её именем для преступлений! Эти приговорённые, — он взмахнул рукой в сторону и вверх, указывая на стоящих на башне, — виноваты в случившемся несчастье, обрушившемся на Заветный Холм что в Бухте Непокорности! С их помощью злонравные агенты Свинцового Ключа проникли в город и запустили механизм в башне Тейр-Наунес и по их вине погибли люди в том районе! И я говорю: мы не позволим иноземным засланцам хозяйничать на наших землях и не спустим с рук предательство! — взмах рукой, и доверенные люди, всё это время незримо стоявшие за спинами осуждённых, толкают своих жертв — петли на шеи надели заблаговременно.
[indent] Повторяется, но так его учили, для усиления эффекта нужны три повтора — так, говорили репетиторы, устроено восприятие простолюдин, одного раза недостаточно. Но трижды проговаривать одно и то же — чересчур, пожалуй. Символизм и зрелищность — мощный коктейль, а уж что в Дирвуде ценят казни через повешение было заметно ещё с первых дней, стоило прийти в Позолоченную Долину, пока той правил Редрик. Событие в столице ударило и по простому люду, так что не удивительно, что теперь, смотря наверх (куда сам Улисс предпочтёт не смотреть), они сыпали проклятия на головы повешенных и в целом поддерживали принятое сейном решение.
[indent] Вот только... самому сейну делалось паршиво от одной мысли, что приходится выступать в роли судьи и держать речь перед столькими людьми. Не слишком ли высокая ответственность для того, кому милее тайны руин и добрая охота за новым и неизведанным?

+4

3

[indent] Ну здравствуй, чёртов Дирвуд. Вместе с волнением по поводу последних новостей Алот чувствовал что-то вроде мрачной радости при виде тех мест, где вроде бы ещё вчера они были с Хранителем и остальными. Мрачной, потому что, во-первых, Дирвуд всё ещё был дырой, во-вторых происходящие в Бухте Непокорности события не добавляли ей приветливости. Пронизывающий ветер с моря, серо-сизые краски и вновь усилившееся недоверие во взглядах встречных к аэдирцу, только сошедшему с корабельного трапа... Всё это, и тем не менее маг с теплотой вспоминал вечера в "Солёной Мачте" и дни, полные сумбурных приключений. Даже несмотря на то, что перестроенные после пожара улицы иной раз было не узнать.
[indent] За последнее время на долю Алота выпадало не так много интересного, не считая поездки на родину — или, скорее, с момента знакомства с Улиссом его планка "интересности событий" значительно поднялась. Поэтому известия из Бухты заставили его бросить текущие дела и примчаться обратно в Дирвуд в надежде ухватить Ключ за хвост. Можно сказать, что кое-что ему уже удалось разнюхать, пошатавшись денёк около Заветного Холма. Около, потому что внутрь не пускали никого, и статус "ну вон того унылого хмыря, который, вроде, всюду таскался с Улиссом" нисколько не помогал завоевать доверие. Но и этого хватило, чтобы узнать, что машина была запущена, после чего половина жителей отправились в Колесо сразу, а остальную половину прирезали какие-то таинственные личности, о происхождении которых Алот догадывался.
[indent] Удержаться от посещения Каэд Нуа Корвайзер не смог бы, даже если бы получил в Бухте все ответы на свои вопросы. Слишком любопытно было взглянуть, как изменилась крепость — цветёт ли от скуки вскопанная грядочка? — как, несомненно, похорошела и набралась сил под управлением Хранителя. Оставалось только надеяться, что сам Улисс в это время находился там; хотя, если его длинных ушей достигли вести о Заветном Холме, наверняка он вместе с оленем уже примчались из тех далей, куда их в очередной раз занесло. Интересно, получал ли он письма Алота? На них никогда не было обратного адреса, потому что маг был то здесь, то там, поэтому каждый раз, отдавая аккуратный свёрток в клюв птице-вестнику, приходилось гадать, прочтёт ли его получатель... или, может, полоротое пернатое его выронит на полпути.
[indent] Ближе к Каэд-Нуа заплутавший в деревьях ветер задул в полную силу. Маг кутался в не такой уж и тёплый плащ, пытаясь удержать капюшон, руки от холода стали кораллово-алыми, а кожа сухой и шершавой, словно на птичьих лапах. Гвалт было слышно ещё на подходе, а пройти мимо узнавшей в лицо стражи и смешаться с толпой, не опуская капюшон, ничего не стоило.
[indent] Улисса он увидел, о да, таким, каким видел редко — разгневанным и серьёзным. Наверное, у него не было иного выбора, кроме как ещё больше обострить и без того натянутые отношения с Аэдиром, но... Алоту было непросто не принимать это на свой счёт. С Ключом давно покончено, и он старается исправить ошибки прошлого, но избавиться от скребущегося внутри ощущения вины он до конца так и не смог. Вот и сейчас предпочёл отступить в тень, чтобы никто из собравшихся не смог рассмотреть его лица.
[indent] Голову эльф поднял одновременно со взмахом руки Хранителя, бесстрастно глядя на приговорённых. Через секунду — хруст; три года назад Алот отвёл бы взгляд, а теперь — смотрит спокойно и задумчиво, переводя взгляд от подёргивающихся тел на вспугнутых движением воронов. Маг стоял так, пока люди вокруг разбредались, оживлённо обсуждая произошедшее. Заметив, что возле Улисса теперь никого не осталось, Алот тихонько приблизился к нему. Обстановка не располагала, но он с трудом мог сдержать улыбку при виде старого друга — или в глубине души ему хотелось увидеть и привычную улыбку в ответ. Вспомнить, какая она.
[indent] — Мне, может, следом на башенку влезть, или сначала чаем напоишь, отогреешь с дороги? — нет, он ещё не опустил капюшон, надеялся, что Улисс обратит внимание на голос, в интонацию которого прокрались едва уловимые игривые нотки Изельмир. В ответе Алот не сомневался, но посмотреть на реакцию было любопытно.

+4

4

[indent] О да, этот голос — вмиг показалось, будто 23-й год был не меньше чем полвека назад, или, быть может, на Хранителя так действует относительно спокойная и не слишком разнообразная жизнь в роли сейна Каэд Нуа. Прежде чем признать в фигуре старого друга, он развернулся всем корпусом, склонил голову набок — во взгляде немой вопрос, никак не вяжущийся с эмоциональным фоном от происходящего в крепости, отблеск недопонимания.
[indent] Стоило одёрнуть себя, получше присмотреться, понять, насколько изменился маг за прошедшие годы, но, с другой стороны — это же Алот! — и Хранитель ни на секунду не задумывается, притягивая друга к себе и заключая в крепкие объятия. Тот самый Алот, которого он повстречал возле «Чёрной гончей» в Позолоченной Долине, с которым они на протяжении всего двадцать третьего года выслеживали Свинцовый Ключ! Тот самый Алот, которого он держал за руку в лечебнице в Брэкенбури, боясь, что совершил ошибку, согласившись на исследование у анимансеров. Тот самый Алот, который с видом побитой собаки остановил Улисса на мосту после слушаний и смело сознался о своих связях с культистами Воэдики, а позднее вознамерился положить конец их деятельности, грозно возвещая о своих намерениях бывшему Великому Магистру. Да мало ли, как он поменялся за прошедшие годы, он по-прежнему оставался тем самым Алотом, магом, отсылающим в Каэд Нуа письма, на которые никогда не получит ответа. 
[indent] — Хвала Хайлии, я уж думал, мы больше никогда не увидимся! — немного отстранившись, он положил руки другу на плечи и счастливо посмотрел на знакомые черты лица. — Рад, что ошибался.
[indent] Заминка: мгновение, и на лице появилось сомнение — а не снится ли ему всё это? — почти моментально сменившееся ребяческим восторгом совсем молодого эльфа, не понабравшегося ещё привычек скрывать эмоции и делать морду кирпичом. Ну как тут останешься равнодушным!
[indent] — На башенку? — вспомнив слова Алота, Хранитель нахмурился, пытаясь понять их смысл, и пренебрежительно фыркнул в итоге. — Даже не надейся, не предложу. Наверху свищет так, что уши закладывает — видать, Хайлия с Римргандом никак не поделят дирвудскую зиму. Организовать чай и пару кресел у огня проще. Идём в Брайтхоллоу.
[indent] Из звуков во дворе — их собственные шаги, и к ним через минуту прибавился цокот копыт — это Каирн вырулил из-за угла, последовав за эльфами, тихий скрип верёвок по дереву, да копошение в стороне храма, где рабочие разбирали скиданный к адровым пальцам мусор из крепости. Ветер гуляет выше, а здесь, на земле, лишь его отголоски. Фонтан не работает — ждёт весны и потепления.
[indent] — Рассказывать о Холме нет необходимости? — Улисс понятия не имел, на каком моменте речи Алот оказался подле крепости, слышал ли всё, или только последнюю фразу про Свинцовый Ключ, из Бухты Непокорности держал путь до Каэд Нуа или их корабль пристал к гавани Нового Хеомара. Единственное, что он мог сказать наверняка, проводив друга до кухни, — он рад его видеть.
[indent] Вода в чайнике заблаговременно нагрета, Хранителю остаётся поблагодарить слугу и попросить его выйти на время, дав им с Алотом поговорить наедине, разлить ароматный кипяток по чашкам и усадить мага поближе к очагу. Взгляд скользил по одежде — тёплой, неброской — обветренной коже раскрасневшихся рук, влажным от подтаявшего снега сапогам. Практически как тогда, четыре года назад, но обстоятельства, зараза, иные.

+3

5

[indent] А Алот думал, что воспримет встречу спокойнее — с приятным волнением, да, но не больше. Так ему казалось, когда образ Улисса слегка поблек в памяти за эти годы, перестал быть таким ярким, но теперь, когда тот в искреннем порыве обнял мага, сердце застучало чаще. Наверное, Хранитель был единственным существом в Дирвуде — а может, и во всей Эоре, — которому внезапный визит Алота был в радость, даже если пришёлся не ко времени. И не нужно никаких уведомлений минимум за месяц до, никаких расшаркиваний, когда можно просто обнять в ответ, с тёплой улыбкой вспоминая, какой всё-таки Улисс открытый и непосредственный.
[indent] — Да, я тоже так думал... — тихо ответил Алот, отпуская. Потому и писал в никуда, надеясь, что эта призрачная, иллюзорная нить между ними не прервётся хоть так, каким-то — магическим, не иначе, образом позволя вернуться. И вот, пожалуйста, вернулся, и всё почти так, как прежде, да не совсем.
[indent] Оба они изменились, и, хотя сейчас Улисс был очень похож на себя прежнего, сердечного, доброго, Алот только что наблюдал и другую сторону: решительную и неумолимую. Интересно, в чём ещё он теперь отличается от Улисса, которого помнит Корвайзер?
[indent] — Вот и отлично, видом с башни успею насладиться как-нибудь потом. — Например, "никогда" мага вполне устроит. Лучше уж он согреется в Брайтхоллоу, предаваясь безудержной ностальгии и чаепитию.
[indent] — Привет, Каирн, — Да, ещё кое-что остаётся неизменным. Сопящую над ухом крупную морду Алот мельком гладит по переносице и чуть отпихивает, намекая держаться в сторонке. Или хотя бы не наступать на край плаща, как олень любил делать раньше, с удивлением наблюдая за падающим и смешно ругающимся эльфом.
[indent] До Брайтхоллоу рукой подать, а Алот едва голову не свернул, рассматривая крепость и подмечая изменения — ага, вот этого не было, а вот то убрали, и чистенько эдак, и красиво, будто и не Дирвуд вовсе. В особняке тепло, и маг сразу зашмыгал носом, оттаивая. Чай — прекрасно; он ещё голоден, как дракон, но намекать неловко. Не есть же он сюда приехал, в конце концов!
[indent] — Я заглянул туда по прибытию в Бухту, — Алот бесшумно отпил чай, чувствуя, как пар оседает влагой на коже. Пальцы вновь стали гнуться, уже хорошо. — Всё, конечно, оцепили, и мышь не проскочит, а ты сам знаешь, у меня не очень хорошо получается подкрадываться.
[indent] Лукавый взгляд на Улисса: помнишь же, сколько раз я наступал на трескучие ветки да норовил скрипнуть половицей погромче?
[indent] — Ясно, чьих рук это дело. Ясно также, что машина продолжает работать. — А вот теперь взгляд серьёзный и выжидающий.

+3

6

Совместно с Алотом.
[indent] — Значит, держишь путь из Бухты Непокорности, — кивнул Улисс, проверяя горшки и кастрюли: время обеда прошло, гость малость припозднился, придётся потчевать прямо на кухне, без накрытого стола и официальной обстановки. Отличная причина, чтобы не смотреть Алоту в глаза. Ну да, ну да, сломай он проклятый энгвитанский механизм, отнял бы у Свинцового Ключа возможность повторить опыт через годы, предотвратил бы новые жертвы. Бы. — У меня были дела здесь, в крепости, — он, что, всерьёз решил оправдываться? — Завтра выдвинусь в сторону столицы. Ты со мной? — он поставил перед Алотом горшочек с тушёной картошкой и грибами и сел прямо на рабочую столешницу напротив, смотря магу в глаза.
[indent] От одной мысли взяться за дело с кем-то из их старой компании по телу пробегали приятные мурашки, внутри становилось тепло и хотелось сорваться с места прямо сейчас, ловя волну азарта. Оставался ещё шанс отказа, и Улисс сцепил руки, чтобы не выдавать нервного напряжения и сидеть спокойно. 


[indent] Дела, да. Алот заметил. А ещё заметил, как Улисс перерывает кастрюли в поисках съестного.
[indent] "Гостеприимнее, чем твоя родная мамка".
[indent] — Я, собственно, за тобой и приехал. Подумал, не захочешь пропускать всё самое интригующее. — Алот улыбнулся одними уголками губ. — Не стоит так беспокоиться, правда.
[indent] Урчащий живот и беснующаяся Изельмир, тут же обозвавшая его идиотом, говорили об обратном.


[indent] Ответом Алоту — протянутая ложка. Улисс пожал плечами, говоря тем самым, никакого беспокойства — а то распереживался, будто он тут готовить собрался и суетится, переворачивая кухню кверху дном.
[indent] В какой-то момент ему показалось, будто за словом "приехал" последует "чтобы ты исправил там, где оплошал", но нет, кажется, винить его никто не собирается, можно выдохнуть и скрестить руки на уровне груди, не зная куда их девать. Вести диалог на чистом аэдирском, когда живёшь в Дирвуде, задачка не из лёгких, то и дело приходится вспоминать, как там на их родине звучат те или иные эпитеты, в каком порядке выстраиваются слова в предложениях. 
[indent] — Ты мог послать письмо из Бухты Непокорности и сэкономил бы время, деньги и силы. Приглашение от командора рыцарей Горна я уже получил, — отвлекаясь на звук в коридоре (Каирн завалился на бок где-то в районе лестницы на второй этаж), он замолчал на пару секунд и, очнувшись, продолжил с совершенно иного момента: — Заметил что-нибудь необычное на дорогах? Я не имею в виду картинно разбросанный по обочинам мусор от телег и заброшенных придорожных трактиров.


[indent] Ложка Алота убедила, а ещё аромат, исходивший из горшочка. Улисс научил дирвудских кухарок готовить нечто не пережаренное и не утопленное в соусе, или маг слишком голоден, чтобы придираться? Поблагодарив, Алот принялся за еду, уже подостывшую, но в его ли ситуации жаловаться? Единственное, что он мог — стараться не есть быстро и не глотать, как полоумная чайка. Во-первых, невежливо, во-вторых, живот заболит, сиди потом с кислым лицом, подумают ещё, что это его от Дирвуда тошнит.
[indent] — Я... — эльф поискал оправдания тому, что не оповестил о своём прибытии, и не нашёл их. — Подумал, устрою тебе и Ключу сюрприз. — Он пару секунд смотрел на Улисса, потом фыркнул себе под нос. — Ладно, я просто не додумался. Весть о включении машины так меня всполошила, что я забежал на корабль, не успев как следует и тёплых вещей собрать.
[indent] Плащ на нём действительно больше подходил для дождливой осени, чем для зимы. Алоту оставалось только вздыхать о жарком Аэдире — когда ещё вернётся...
[indent] — Нет, не заметил. Похоже, присутствие сейна Каэд Нуа работает лучше любых талисманов.


- Ты мне льсти-и-ишь, - бархатисто промурлыкал Улисс. Приятно, конечно, но от него не так много зависело, как могло показаться. Во всяком случае - в Дирвуде.
Куда приятнее ему слышать о причине, почему Алот приехал в Каэд Нуа сам, а не отправил птицу или гонца с коротким письмом, буквально: "Жду в таком-то трактире, поспешай". И ведь Хранитель бы сорвался.
- В Аэдире должно быть тепло... - почти мечтательно, глядя поверх головы мага. - Скоро новый сбор, а сады, небось, уже отцвели.
Он мало говорил о себе, ещё меньше - о своём отношении к родине. Если кто-то понимал, конечно, какую страну Хранитель кличет родиной - ему не так уж редко приписывали Живые Земли в качестве дома и в некотором роде были правы.
- Завтра с утра выедем в сторону Бухты Непокорности, а пока - добро пожаловать в Каэд Нуа. Твоя комната по-прежнему твоя, располагайся.

+3


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [01.01.2827, Дирвуд, с] Там ещё что-то шевелится?