В 2827-м году пришли вести из Бухты Непокорности — не так давно заселённый по новой район Заветного Холма вновь опустел. История повторилась: энгвитанская машина, отключенная около трёх с половиной лет назад, вновь запущена, по улицам некогда элитного района снуют носители, охочие до чужой плоти.
Торговые связи с Эйр Гланфатом лишь крепнут, однако положение дел на границах по-прежнему остаётся напряжённым: дирвудцы по-старинке винят во всех бедах своих менее цивилизованных соседей, и охотники за артефактами энгвитанцев вовсе не прибавляют доверия между двумя народами — то и дело возникают локальные конфликты. Впрочем, ситуация не выходит из-под контроля.
Стартовая дата: 01.01.2827 АИ. Место действия: Дирвуд, Эйр Гланфат. Организация игры — эпизодическая.
26.11.18. Стартовали квесты в Заветном Холме! Подробнее
17.11.18. Успевай выбрать подарок от доброго волшебника! Подробнее
21.10.18. Скриптомайнинг! Подробнее
16.10.18. К рядам приключенцев присоединилась всеми любимая Смена Имиджа. Подробнее
10.10.18. Мы открылись и готовы приветствовать новых игроков!

Pillars of Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pillars of Eternity » До 2823-го года » [03.07.2802, Аэдир, л] Свеф — не повод для знакомства


[03.07.2802, Аэдир, л] Свеф — не повод для знакомства

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата и место: 03.07.2802, Аэдирская империя.
Участники: Эллиан Тирр, Алот.
Значение эпизода: личный.
Краткое описание: воспитанным аристократам неловко отказываться, когда угощают. Даже если свефом.
Предупреждения: употребление наркотиков. Возможны острые приступы испанского стыда.

+3

2

Это безжалостно-солнечное лето душило духотой. Страдали от нее все: разумные, животные, даже растения. Сейчас бы окунуться в воды озера, лечь на его прозрачную гладь, позволив течению нести себя. Либо укрыться среди ветвей векового леса, где за густой завесой листьев вечно царит благодатная тень.
Приличия сегодня требовали от аэдриского света совершенно иного: быть запертыми в каменных залах замка эрла, где сотни разумных одновременно дышат одним воздухом, помогая солнцу еще больше согревать его.
Как не выразить свое почтение эрлу Тайвиггу в шестьдесят седьмой день его рождения? Это было бы возмутительно.
Если не ради улыбчивого старика-человека с доброй улыбкой и лучистыми глазами, то из соображений приличий и планов в извечной игре аристократов следовало терпеть… все. Удручающее отсутствие воздуха, ветра (даже простого сквозняка!), густой запах пота и духов, несмолкающий рокот светских разговоров и жару, достойную дыхания самой Маргран.
Обо всем этом и думала удрученно юная леди Эллиан Тирр, которая прибыла с родителями на прием в честь дня рождения эрла. Ее бледное лицо, впрочем, не выражало никакого недовольства. Она вежливо улыбалась своим собеседникам, едва обмахиваясь веером (им ведь не полагается размахивать как метелкой!), но поддерживать разговор становилось с каждым минувшим мгновением все труднее. Лунная богоподобная задыхалась, до того, что перед ее глазами начинали плыть темные пятна. Звон в ушах нарастал, а леди Седриг и лорд Кад, как назло, вылили на себя по ведру духов каждый. Однако даже резкий запах ванили и мяты не могли скрыть то, как от благородного лорда несет потом.
Улыбка певчей становилась все более натянутой. Ее взгляд становился мутным. Мысли занимал уже не поиск остроумного ответа на вопрос о строительстве дорог в Цитвуде, а вялой хвалой Ондре за то, что Эллиан физически не способна краснеть.
Иначе ее лицо тоже было бы похоже на перезрелый помидор.
Когда лунная богоподобная платком вытерла каплю пота со лба, мир вокруг нее уже плыл и кружился. В распаленном жарой сознании промелькнула мысль о том, что меньше всего на свете хочется быть первой леди, которая потеряет сознание на этом приеме.
- Да, вы… совершенно правы. Ваши комментарии очень проницательны, леди Седриг. Несомненно, сказывается ваш опыт в градостроении.
Каких трудов стоило говорить размеренно, но не жевать слова. Каких трудов стоило придумать повод для того, чтобы уйти, а не сказать им в лицо «Я вот-вот лишусь чувств»!
- Я бы с превеликим удовольствием продолжила приобщаться к вашей мудрости, но, увы, мне придется оставить вас. Кажется, я видела, как матушка меня зовет…
Уже через минуту утомительно-долгих расшаркиваний Эллиан была свободна. Потому – почти счастлива. По крайне мере стоило ей выйти из толпы лордов и леди, как дышать стало легче. Звон в ушах становился тише, а темные пятная перед глазами блекли. Неистово обмахиваясь веером, лунная богоподобная брела по пустым коридорам в поисках открытого окна - на ее пути встречались только закрытые двери. Ситуация начала казаться до смешного отчаянной, когда певчая натолкнулась на исключение – приоткрытую створку от которой тянуло блаженным сквозняком.
Эллиан обнаружила себя в небольшой гостиной, стены которой были уставлены книжными шкафами. В очаге не горел огонь, на небольших диванчиках лежали мягкие подушки. Уютно. Солнце не светило прямо в единственное окно, поэтому в комнате было не так жарко. Лунная богоподобная упала на диван, свирепо обмахивая грудь и шею веером.
Хвала богам, темнота со звоном в ушах отступили. Певчая облегченно улыбнулась и прикрыла глаза.

+3

3

[indent] Свети лицом, говорила она. Заводи нужные знакомства, говорила она. А вот чего матушка не говорила, так это как выжить в душном зале, когда на тебе несколько слоёв парадно-выходной одежды, а сложно заплетённые пряди волос до головной боли тянут виски. Сама-то она порхала между гостями, невысокая и хрупкая, улыбаясь всем одинаково радушно и управляясь с длинным полупрозрачным шлейфом так, будто родилась с ним. Светские разговоры удавались Алоту до тех пор, пока к горлу не начала подкатывать тошнота - сейчас пришлось уцепиться бескровными пальцами за край стола, чтобы не покачиваться так явно. Ещё подумают, что малолетний эльф надрался пунша, а вовсе не собрался падать в обморок - хотя в обоих случаях пересудов не оберёшься. Вот и приходилось переходить от одной поверхности к другой, то подпирая собой колонну, то изображая интерес к витиеватой лепнине. Краткие вежливые разговоры, степенные беседы о планах на будущее... кажется, Корвайзер держался неплохо, хотя изнутри его подтачивало неясное, мерзкое чувство. Будто он здесь незваный гость, самозванец, лжец, скрывающий своё истинное лицо. Сколько бы Алот не уговаривал себя, что их с матерью сюда пригласили, периодически он ловил себя на мысли, что ощущает себя примерно на одной ступени с прислуживающими орланами, шустро убирающими со столов грязные тарелки. Ему просто несказанно повезло оказаться здесь, но он не мог заставить себя радоваться этому.
Жара, запахи, волнение, бьющееся в висках, и Изельмир, напоминающая о себе дрожью в ослабевающих мышцах. Эльф ещё не разобрался, является ли боль и недомогание обязательными спутниками проявления второй души, или она вызывает их назло ему. Это ещё ладно, когда Пробуждение только проявилось, Корвайзер испытал на себе всевозможные комбинации неприятных ощущений, от внезапно сведённых мышц до озноба и стучащих зубов; и вот пойди разбери, то ли это так должно быть, когда просыпается прошлая жизнь, то ли Изельмир просто козлила.
[indent] Сейчас она недовольно высказывалась по поводу расфуфыренных аристократов, отпуская колкости в адрес их "лощёных конских задниц", и Алоту порой приходилось кусать губы, пряча усмешку - иногда её замечания были очень даже точными. Хоть и неуместными, конечно.
[indent] "Интересно, а вон та цаца от духоты посинела или по жизни такая?" - Изельмир обратила внимание на дочь эрла, торопливо направляющуюся к дверям.
[indent] "Сама ты цаца, а это леди Тирр". То самое, может быть, полезное знакомство, вот только все силы уходили на то, чтобы поддерживать светски-безразличный вид. Если решиться сейчас подойти к богоподобной, то с такой духотой, нервами и алотовым везением всё это могло закончиться вывернутым ей под ноги внутренним миром. Глубоко вдохнув тёплый, не приносящий облегчения воздух, маг прикрыл глаза, надеясь справиться с головокружением.
[indent] "Что-то тебя совсем накрыло, паренёк. Пойдём-ка проветримся?"
[indent]Иногда Изельмир была чудо как заботлива. С её поддержкой ноги кое-как донесли Корвайзера до коридора, но вместо благословленной прохлады он наткнулся на всего лишь чуть менее душное помещение, а луч солнца безошибочно ударил через стекло в правый глаз. Терпеливо вздохнув, Алот побрёл по коридору, в надежде найти выход на какой-нибудь открытый ветру балкон. Наугад толкнув незапертую дверь, эльф зашёл в комнату, которая располагалась с теневой стороны дома и потому здесь хотя бы можно было спокойно дышать. Эллиан Тирр он заметил только через пару минут, крупно вздрогнув от неожиданности. Изельмир немедленно ехидно подметила его реакцию на симпатичных девушек, словно он только что столкнулся нос к носу с дрейком. Пытаясь отделить собственные мысли от её, Алот непростительно запоздал с извинениями, возможно, со стороны выглядя как распоследний тугодум. Ещё и красный до ушей.
[indent] - Леди Эллиан, прошу прощения. Я... - не заметил вас? Очень правдоподобно, ведь в маленькой комнатке беловолосые девушки со светящейся кожей в глаза вообще никак не бросаются, конечно. - ...немного задумался и забрёл сюда. Не хотел мешать вашему отдыху.
[indent] Правила приличия требовали выместись из помещения и не мозолить глаза эрлессе, но Корвайзер замешкался. Уж больно ему нравилось нормально дышать.

+3

4

Совместно

Запыхавшийся мужчина, без стука вошедший в комнату, естественно, не ускользнул от внимания Эллиан. Певчая тут же приосанилась, успела даже поправить волосы, но... приветствия не последовало. Чуть приподняв брови, она наблюдала за молодым эльфом... видимо настолько глубоко погруженным в свои мысли, что он не удосужился посмотреть в сторону. Богоподобная чуть повела бровью. Промолчала. Через пару минут незнакомец, похоже, почувствовал ее взгляды и, повернувшись к ней, помолчал еще немного.
Бедняжка, похоже, перегрелся. Он еще краснее, чем несчастные господа и дамы в главном зале.
Эллиан попыталась улыбнуться ему как можно более ободряюще.
— Вы ничуть не помешали. Прошу вас, присаживайтесь, — певчая жестом предложила сесть напротив нее. — Вы, как и я, ищите спасения от жары. Вас нельзя за это винить... м-м, сударь.
Кто это? Как его звали? Певчая искренне надеялась, что они с этим эльфом раньше не встречались. В противном случае выйдет очень... неловко.
— Алот. Алот Корвайзер, к вашим услугам. — Забыл представиться! Вот дурной-то, хотя с такой жарой и неудивительно, что мозги закипели окончательно. Леди Тирр не собиралась выгонять его поганой метлой, по крайней мере, и это его ободряло. Конечно, всегда оставалась возможность, что она терпит из чистой вежливости и с удовольствием выставила бы краснорожего гостя за дверь, но эльф малодушно предпочёл игнорировать эту вероятность.
Однако это значило, что придётся не стоять молча столбом, а завести какой-нибудь разговор. Все более-менее общие темы для степенных бесед сразу вылетели из головы, оставив только глупые слухи насчёт того, что богоподобная на самом деле подкидыш, или что её костяной нарост отпадает раз в год, будто у оленя рога, и...
"А ещё, говорят, у неё соски тоже светятся! Давай проверим?"
Алот кашлянул, вспоминая, что и так слишком долго подыскивает тему. Он бегло оглянулся, и, не найдя, куда сесть так, чтобы оставаться лицом к лицу с Эллиан, прислонился к краю стола, нервно сцепляя руки.
— Не возражаете против моего присутствия? Простите мне мою неловкость, я впервые... — Да, давай, сказани лунной девке, что впервые видишь такую, как она. Ей наверняка говорили это всего лишь сто сотен раз! — говорю с воительницей, чьё имя сейчас у многих на слуху.
"Я впервые... вижу лунную богоподобную", — невысказанные слова заставили Эллиан натянуть улыбку, чтобы сохранить доброжелательное выражение лица. Ей не хотелось винить эльфа в подобной реакции. В некотором роде она была естественной. Честной, если можно так выразиться. К статусу местной диковинки среди нормальных людей и эльфов богоподобная уже привыкла. Она не обижалась и не огорчалась из-за такого отношения к себе. Даже когда слова выходят столь похожими на лесть.
— Сударь Корвайзер. Очень приятно познакомиться, — ответила певчая со спокойной улыбкой. — О, вы преувеличиваете, называя меня "воительницей". Я лишь стараюсь делать то, что должно для девушки из рода Тирр.
"Для богоподобной девушки из рода Тирр". Впрочем, повиснуть паузе Эллиан не позволила.
— Меня удивляет, однако, что вы наслышаны о моих скромных мытарствах. Надеюсь ничего... вздорного?
Она откинулась на спинку дивана, с невозмутимым видом обмахиваясь веером.
Не удержалась. Стало интересно, что же на самом деле думает эльф. Певчая ожидала, что его лицо покраснеет еще больше. Вряд ли он слышал что-то о том, как ей доводилось помогать людям отца расправляться с бандитами. Тем более она не верила в то, что именно это стало известно общественности.
"Спроси про соски!"
Алот вновь смущённо кашлянул, краснея ещё пуще. Всё это можно было списать на духоту и сухой воздух, но на самом деле он вспомнил ещё порцию дурацких слухов. Их, конечно же, стоило делить надвое; но, может быть, и дыма без огня не бывает?
— Я стараюсь интересоваться происходящим в высшем свете. — ответил маг, теребя пальцами край длинного узорного полотна, хитро задрапированного вокруг плеч и спускавшегося до колен. Про... мягко говоря, неудачное стечение для Эллиан обстоятельств, которое мешало ей быть полноправной наследницей рода, он слышал не однажды. Тон при этом менялся от сочувственного до обвинительного. Сам Корвайзер, пожалуй, мог отнестись к этому двояко. С одной стороны, быть на вторых ролях неприятно, особенно, если обладаешь амбициями. С другой стороны, это даёт больше свободы — ему ли не знать, сколько требуют от старших и единственных детей?
Впрочем — эльф мельком взглянул на дверь — матушка, кажется, вот-вот махнёт на него рукой.
— Слухи о вас ходят самые разнообразные. Но я предпочитаю верить только в то, что вижу своими глазами. — А то, что он видел, никак нельзя было назвать несчастной девицей; по крайней мере, с первого взгляда. Вот со зрительным контактом не ладилось — молочно-матовые глаза богоподобной вроде бы смотрели в сторону Алота, но непонятно, куда конкретно, и это почему-то заставляло мага нервничать.
"Видимо, слышал вздор", — безрадостно подумала Эллиан.
Судя по тому, как шел разговор, ее поджидала очередная светская беседа. Что же, да будет так. Оно к лучшему, хотя честность богоподобная сочла бы по крайней мере интересной, пусть и не самой пристойной. Они оба, пели знакомое каждому аристократу сольфеджо: сложные музыкальные фразы, впрочем, лишенные глубокого слышно. Пропеть их красиво и естественно большое искусство... так и со светской беседой. Узкий спектр дозволенных тем — как семь нот. Сложные переливы терций или октав — суть разговоров, которая меняется, но, почему-то, остается неизменной.
Возможно, когда этот несчастный эльф немного остынет, переливы его остроумия станет приятней слушать.
Сама же Эллиан понимала, что пришла пора ей демонстрировать собственное мастерство.
— Вы поступаете мудро, в первую очередь доверяя своим глазам. Право же, слухи — это бич нашего — да и любого другого — века. Однако я должна признать, что страх перед недоброй молвой удерживает некоторых от непотребств. Нет худа без добра, и, куда более печальная истина: нет добра без худа, не так ли сударь?
Следовало сказать что-то, что хоть немного понизит градус красноты этого эльфа. Философские беседы — это не всегда лучший для того способ.
— Но я заговариваюсь. Такие вещи можно обсуждать бесконечно. Лучше расскажите мне о себе. Обо мне вы, по крайней мере хоть сколько-то наслышаны.
Вот и ещё причина, по которой Алоту так нравилась роль молчаливого наблюдателя — не надо подбирать слова, а ещё лучше — не надо рассказывать о себе. Что вот ему сказать сейчас? Маг-недоучка, сын не особо знатного рода, вдобавок сумасшедший? В какой-то степени ему повезло больше, чем богоподобной: его собственное уродство хотя бы не напоказ, но ровно в той же мере мешает ему стать полноценным наследником. Или хотя бы просто полноценным.
— Мои заслуги куда более скромны — я родом из Цитвуда, и надеюсь поступить к кому-нибудь на службу, как только завершу обучение на рыцаря-мага в Брагганхилл, — Пальцы нервно замотались в драпировку, когда Алот с затаённой надеждой взглянул на леди Тирр. Возможно, она когда-нибудь о нём вспомнит, если ей понадобятся наёмники?..
— Особенно мне удаётся ладить с огненной стихией. — пробормотал он, окончательно стушевавшись. Надо было заготовить речь заранее.
— Вот как? Огненной стихией? — Эллиан поднялась на ноги, продолжая обмахиваться веером. — Говорят, стихии охотнее подчиняются тем, кто родственен им по духу. Вам знакомо это суеверие? Согласно ему, вы должны обладать пылкой и яркой натурой или... что, по-вашему, роднит вас с огнем?
Вопрос действительно интересовал певчую. Она сочла его забавным, пусть и бессмысленным. Конечно, вряд ли характер как-то влияет на искусность магии, но поиск схожестей со стихиями или животными казался безобидным развлечением.
В ожидании ответа, богоподобная лениво прохаживалась рядом с книжными шкафами. Ее взгляд скользил по названиям книг: геральдика, труды по истории — неожиданно — стихи и исследование народного творчества. Литература, похоже, не была собрана по какому-либо порядку, но все корешки рядом смотрелись неплохо
Наверное, их расставили по эстетическому принципу.
Похоже на правду, потому что, судя по слою пыли, хозяин к книгам редко прикасался. Ко всем, кроме одной. Певчая улыбнулась и чихнула.
— Я не заразна просто... пыль, — пояснила Тирр. — Горничным простили непозволительную невнимательность! Но... я задумалась. Мне бы хотелось думать, что библиотека разумного может многое о нем рассказать а не является просто... статусным элементом. У нашего радушного хозяина книги явно застаиваются на полках... кроме одной. Сергио Тартуччио. "Весенние гимны". Вы читали его? У него такая вдохновляющая поэзия! "Лазурь переполняет взор мой, я не могу испить ее до дна. Утренней дымкой гавань переполнив, пришел рассвет. А с ним она одна, сравниться может в красоте..." Хм-м-м. Какая же там была красота? Минуту...
Богоподобная потянулась за книгой и, к своему удивлению, не смогла ее вытащить. Потянула сильнее.
— Ох, Ондра... — растерянная Эллиан прижала пальцы к губам.
Со скрипом шкаф поехал в сторону. За книгой, оказывается, скрывался механизм. Уже через несколько мгновений перед аэдирцами открылся темный проход.
— Это... что это? — прошептала певчая, оборачиваясь к Алоту.

+3

5

[indent] Да, Алот не раз слышал, что стихийная магия охотнее подчиняется тем, у кого душа с похожими склонностями, и потому всегда удивлялся, отчего тогда ему так плохо даётся отравляющая магия. Ну, или хотя бы ледяная, поскольку он не назвал бы свою натуру такой уж пылкой. Храброй? Тоже нет. М-м, страстной и чувственной? Не льсти себе - нет!
[indent] - Должно быть, из-за гневливости, - нашёл Корвайзер правдоподобную, хоть и далеко не похвальную причину. Причём если бы истоки раздражительности крылись только в Изельмир, так нет - сколько раз маг ловил уже свои мысли о том, что неплохо бы чавкающему однокурснику замазать рот рыбьим клеем. - Или же это просто досужие домыслы, а наши успехи зависят лишь от собственных прихотей. Мне, к примеру, импонирует мелодичность огненных заклинаний.
[indent] Алоту нравилось находить в своей работе некоторую эстетику - так и сложные тексты учились легче, и руны рисовались проще, а может, он просто был аэдирец до мозга костей и искал всюду способ получить удовольствие. Хотя в бою, разумеется, всем плевать, насколько хорошо у мага поставлен голос - пусть хоть пищит фальцетом, лишь бы заклятия работали.
[indent] - Наслышан, но к стыду своему... - К стыду своему, Корвайзер не всегда зачитывался прелестной поэзией или высокой прозой; чаще всего по душе ему был книжки о дальних странствиях, по большей части привозимые торговцами всех мастей. На благородный слог там можно было и не надеяться, но каковы были сюжеты! Так хорошо было, заложив книгу пальцем и откинувшись на подушку, мечтать о том, как может быть, когда-нибудь Алоту тоже доведется испытать хоть долю таких приключений. Только, конечно, не слишком опасных - так, в самый раз. А уж сколько тайных знаний ждут в неизведанных местах... Но голос разума всё время прерывал его, уныло напоминая, что жизненный путь уже предрешён, и после Академии он устроится у эрла под крылышком, где и прослужит, возможно, до самой смерти - его или эрла.
[indent] Впрочем, у Эллиан оказался чудесный голос - заслушаешься; Алот и заслушался, да так, что заметил отъехавший в сторону шкаф лишь потому, что богоподобная запнулась и замолчала.
[indent] - Тайный проход? Здесь?.. - возможно, не стоило ничего трогать, а лучше всего было вернуться в залу и сделать вид, что они тут не открывали никаких дверей. Но раззадоренный мыслями о приключениях Корвайзер решил хотя бы заглянуть за потайную дверь. В этом же нет ничего плохого или опасного, верно? Он сделал шажок в темноту, прислушиваясь.
[indent] - Голоса? - изумлённо прошептал он, глядя на Эллиан. - Вы слышите, леди Тирр?
[indent] Алот подался чуть вперёд, не рассчитав, что обувь на нём отличалась от привычных ботинок - гладкая подошва соскользнула с обветшалой ступени. Сделав жалкую попытку схватиться за книжные полки, Корвайзер с жалобным вяканьем скатился по лестнице, оставив после себя лишь облачко пыли.

+3

6

- Сударь Корвайзер!
Белые глаза богоподобной широко раскрылись. Руки сами собой оказались прижаты ко рту. Эллиан с ужасом смотрела на то, как эльф летел вниз, не в силах остановить его падение.
- Сударь, вы живы?!
Обеспокоенная певчая поспешила вниз по лестнице, сама едва не упала, но вовремя зацепилась за стену. Пару сломанных ногтей девушка даже не заметила. В ушах стучала кровь: в темноте не было видно дышит ли Алот, а за диким биением собственного сердца Тирр почти ничего не слышала.
"Какой бесславный конец для бедного эльфа... Нет, нет... быть не может!"
- Сударь!
Эллиан опустилась на пол, склоняясь над несчастным магом. В темноте пятна на ее руках мягко светились, но никак не помогали разглядеть, что творится с пострадавшим. Забыв о всяких приличиях, она на ощупь искала шею Корвайзера. Проверять пульс не понадобилось: эльф был теплым, явно двигался.
- Хвала богам, вы в порядке, - выдохнула богоподобная, помогая Алоту встать на ноги и придерживая его за локоть, - Поднимайтесь аккуратно, я помогу вам взойти по лестниц...
Эллиан затихла, услышав в темном проходе сбоку шаги. Мгновение спустя увидела свет факела и фигуры: человек и амауа. Певчая шумно сглотнула. В свете факела она уловила отблеск обнаженного клинка. Схватка не так страшила как то, что девушка сейчас была безоружной. К тому же один на один она всегда была неважным бойцом: ее способности лучше всего раскрывались, когда она работала в команде с другими. Один единственный волшебник без гримуара на целую "команду" не подходил.
- Кто там? Отвечайте! - рявкнул амауа, надвигаясь на юных аристократов как живая гора.
Человек рядом пробормотал что-то, но певчая не расслышала.
- Мы гости, конечно же! - вырвалось у богоподобной, прежде чем она успела сообразить, что происходить. - Разве мы были бы тут без приглашения?
- А кто, с позволения сказать, вас пригласил в эту комнату?
Эллиан чуть не закричала, но вовремя закусила язык: голос принадлежал лорду Тайвиггу, самому имениннику.
- О, он... просил не разглашать своего имени, - быстро ответила Тирр, не дав повиснуть паузе. - Видите ли, он опасался, что вы не поймете... Пожалуйста, помогите сударю Корвайзеру, он ушибся, когда спускался с лестницы. Если... если вы простите мне мою прямоту, должна сказать, что вы очень неосмотрительно оставили лестницу неосвещенной!
В тишине певчая слышала биение своего сердца.
- Ну что вы? Я всегда рад новым друзьям по интересам, которые разделяют мою широту разума.
Голос лорда звучал мягко, действительно по-доброму. На это Эллиан могла только надеяться, пусть она и не понимала, что происходит. Амауа убрал меч в ножны и стало ясно, что, что бы не происходило, события разворачиваются не так уж и плохо для Корвайзера и Тирр.
- Прошу вас, помогите сударю... - напомнила певчая.
- Конечно, пройдемте за нами и мы окажем сударю Корвайзеру посильную помощь...
Эллиан быстро улыбнулась Алоту и шепнула:
- Пока что все в порядке.

+3

7

[indent] "Сударь" сейчас себя чувствовал соответствующе эльфу, упавшему с лестницы. Благо, скатился Алот всё-таки достаточно мягко и основной удар пришёлся на бедро, а не на спину. Так что, не считая нескольких синяков и ободранных локтей, в хлам расшиблось только его самоуважение. Он заскрипел, пытаясь пошевелиться, но тут на него нашуршала юбками испуганная леди Эллиан и пришлось затихнуть, в первую очередь - от стыда. Как он мог, ротозей, так опозориться! Вот тебе и продвижение по карьерной лестнице, с треском - вниз, к репутации круглого дурачка.
[indent] - Я в порядке, - Хорошо, что в этом... помещении, чем бы оно ни было, было темно, так что красные уши и раскалённые щёки эльфа были не так заметны. Леди Тирр едва успела его коснуться, как он бодро вскочил, мысленно завопив от того, как разом отозвались все ушибы - спасибо, Эллиан хотя бы поддержала, не дав сползти обратно. В попытках хотя бы попытаться сохранить то, что осталось от достоинства, Корвайзер начал смущённо отряхивать паутину с одежды, усердно делая вид, что всё в порядке вещей и для закалённого рыцаря-мага падение с лестницы это так, пф, досадная мелочь.
[indent] Куда более крупная неприятность тяжело топала в коридоре, приближаясь; и если ноги Алота уже были готовы унести его подальше отсюда, то богоподобную, которая, увы, замерла на месте, он оставить не мог. Аумауа и человек, скромно держащийся в его тени, выглядели не особо гостеприимно, но прежде, чем эльф успел придумать хоть какое-то оправдание излишнему любопытству, леди Тирр пошла в атаку. Да так бойко, что Алот мог бы поаплодировать, если бы ему не пришлось срочно притворяться умирающим при звуках голоса лорда Тайвигга. Конечно, эльф опасался, что ситуация станет ещё более неловкой, если именинник рассердится - а ему самому навсегда будет заказан путь в высшее общество - но что-то нужно было делать, и он решил подыграть.
[indent] - Прошу прощения, лорд Тайвигг, но, кажется, мне нужно присесть, - извиняющимся тоном произнёс Корвайзер, стараясь не слишком виснуть на локте леди Эллиан. Интересно, что он имел в виду под "широтой разума" и что это за необычный запах? Здесь, внизу, было совсем не так душно, и потому запах не раздражал и казался даже приятным.
[indent] - Болит? - с заботой, которую к Алоту не проявлял и родной отец, переспросил Тайвигг. В ответ на несчастную гримасу он сделал знак аумауа, разворачиваясь. - Пойдёмте, я предложу вам кое-что, что облегчит боль. Да и вам, юная леди, стоит успокоить нервы.
Аумауа вежливо отобрал Алота у богоподобной, утаскивая за собой по освещённому коридору в полумрак комнаты, где сидело, стояло и даже лежало ещё около пятнадцати гостей. Запах усилился; это уже потом, проморгавшись, Корвайзер заметил пиалы с толчёным белёсым порошком, припорошённые носы и осоловелые взгляды. Они... они что...
[indent] "Ядрёны кочерыжки, да этот старый осёл унюхивается свефом!" - в интонации Изельмир было куда больше азарта, чем осуждения, и эльфа это очень напрягло. Он кинул тоскливый взор назад, в сторону лестницы, желая оказаться подальше от радушного лорда, но это было бы, скульдр его дери, невежливо. Вокруг сидело несколько людей, эльфов и аумауа; нескольких Корвайзер узнал и искренне надеялся, что они-то его в лицо не узнают. Впрочем, судя по их лицам, они уже мало что замечали вокруг. Некоторые ещё дотягивались до бокалов с вином, парочка уже задремала в креслах, но больше всего мага приводил в ужас чей-то сбивчивый шёпот из тёмного угла. Он боялся перевести туда взгляд, но слышал лишь обрывки фраз; односторонний диалог с невидимым собеседником. Не хотелось думать, что он и сам так выглядит, когда отвечает Изельмир.
[indent] Тем временем лорд Тайвигг уже собственноручно отмерил Алоту, которого аумауа усадил в шикарное удобное кресло, порцию порошка. Первую часть рассуждений о чрезвычайно полезных, расслабляющих и утешающих свойствах свефа маг пропустил, отвлёкшись на размышления вроде "как теперь сказать маме, что я наркоман".
[indent] - А ещё, по слухам, он помогает увидеть со стороны собственную душу! Да-да, можете себе представить? - воодушевлённо жестикулировал мужчина. - Смею заверить, с этим вы быстро забудете про свои ушибы. Надеюсь, что вы не откажете мне в удовольствии угостить вас?
[indent] "НЕТ!" - хором подумали Алот и Изельмир.
[indent] - Да, - пролепетал слабовольный маг, когда лорд Тайвигг склонился к нему, показывая, как нужно вдыхать. Конечно, от волнения Корвайзер как-то не так вдохнул и хорошенько прочихался, вызвав у хозяина дома раскатистый львиный смех. Когда эльф наконец смог разожмурить глаза, мужчина уже вовсю угощал Эллиан. Если что и должно было измениться, то пока - пока - маг этого не ощущал.

+2


Вы здесь » Pillars of Eternity » До 2823-го года » [03.07.2802, Аэдир, л] Свеф — не повод для знакомства