В 2827-м году пришли вести из Бухты Непокорности — не так давно заселённый по новой район Заветного Холма вновь опустел. История повторилась: энгвитанская машина, отключенная около трёх с половиной лет назад, вновь запущена, по улицам некогда элитного района снуют носители, охочие до чужой плоти.
Торговые связи с Эйр Гланфатом лишь крепнут, однако положение дел на границах по-прежнему остаётся напряжённым: дирвудцы по-старинке винят во всех бедах своих менее цивилизованных соседей, и охотники за артефактами энгвитанцев вовсе не прибавляют доверия между двумя народами — то и дело возникают локальные конфликты. Впрочем, ситуация не выходит из-под контроля.
Стартовая дата: 01.01.2827 АИ. Место действия: Дирвуд, Эйр Гланфат. Организация игры — эпизодическая.
26.11.18. Стартовали квесты в Заветном Холме! Подробнее
17.11.18. Успевай выбрать подарок от доброго волшебника! Подробнее
21.10.18. Скриптомайнинг! Подробнее
16.10.18. К рядам приключенцев присоединилась всеми любимая Смена Имиджа. Подробнее
10.10.18. Мы открылись и готовы приветствовать новых игроков!

Pillars of Eternity

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [12.16.2826, Морской путь, л] В море брызг не миновать


[12.16.2826, Морской путь, л] В море брызг не миновать

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата и место: 12-ое маживерно 2826, из аэдирского порта до Бухты Непокорности в Дирвуде.
Участники: Вирра, Алот
Значение эпизода: личный
Краткое описание: Взволнованный последними новостями, Корвайзер шагает на борт первого же судна. Он ещё не раз пожалеет, что не был поразборчивее - пёстрая команда, подозрительные соседи и морская болезнь сделают путешествие в Дирвуд поистине незабываемым.
Предупреждения:-

0

2

Боженьки, я прошу прощения за такую портянку, но хотелось много показать одним постом. А потом Остапа понесло. Не надо так

Вирра хорошо запомнил тот день. Стояла ясная солнечная погода, и всё бы в ней было прекрасно, будь то не Аэдир. Здесь было либо жарко, либо жарко с ливнем и водилось столько интересных насекомых, что перед сном приходилось проверять каждый сантиметр спального места. И всё же это был тот самый "бархатный сезон", когда стояла самая приятная погода.
Экипаж расслабился и частично рассосался по тавернам. Если не вопить на каждом углу пиратские песни, можно сойти за обычных торговцев, тем более, океан бороздили как минимум ещё две «Правых груди Ондры» и три «Левых».
Всё бы хорошо, если бы по пути сюда в трюм не попала вода. Часть взятых с торгового судна парчи и шёлка покрылись толстым слоем плесени, и капитану Микаере пришлось здорово сбросить на них цену. Обычно это означало, что он будет ворчать на всех юнг на своём пути, пока команда не отобьёт потерянную сумму. Так и было вплоть до того дня, когда он объявил, что корабль пора готовить к отбытию. Надо было видеть лицо (или морду) навигатора Вархи в этот момент: уж она-то прекрасно знала, каково идти в сезон, когда встречаются два сильных воздушных фронта, создавая воронки и шторма. Мало кто рискнул бы идти в Дирвуд ближайшие полмесяца.
Микаере это нисколько не смущало. С самого утра семнадцатого числа приверено он довольно расхаживал по квартердеку, сунув большие пальцы за кушак. Ослепительно жёлтое, солнце сияло на его золотых зубах и лаковых сапогах со шпорами. В чём-чём, а в пафосе главному любителю шляп с перьями нельзя было отказать.
Тем временем команда вовсю суетилась: кто-то перетаскивал мешки и бочонки с места на место, кто-то погружал их лебёдкой в трюм через распахнутый люк. На всех трёх мачтах торчали моряки — проверяли целостность парусов и такелажа. И даже с вершины мачты было слышно, что боцман и кок снова не могли решить, как именно составить груз так, чтобы было удобно вытаскивать провиант, и бочонки потом не катались по всему трюму.
Вирра вскарабкался на самую верхнюю часть фок-мачты и вместе с одним из моряков привязывад новый парус. Учитывая, из какого говна он был состряпан и когда менялся в последний раз, это давно было пора уже сделать. На самом деле, они уже думали идти в путь с теми, что были, но вчера привезли новую парусину. Не иначе, это было как-то связано с хорошим настроением Микаере.
Как раз, когда Вирра закрепил узлы и хотел спуститься, на палубу подняли что-то воистину гигантское. Затем несколько эльфов- сельтрфолков поднялись на борт и пожали Микаере руку. Так вот оно, значит, что? Кто-то решил отвесить хорошие деньги за груз? Что можно было впихнуть в такой длинный, большой и напоминавший гроб ящик? Ещё и настолько тяжеленный, что его едва могли удержать лебедкой. Он был настолько безликим, что не хватало только надписи «Не открывать», чтобы возбудить любопытство.

— Вот ето да! — присвистнул моряк, стоявший на соседней половине реи. — Интересно, хто енто такие?

— Охрана для чего-то очень ценного. И нелегального. Я бы глянул, что там внутри!

— Да Скейн бы с ним с яшшиком, ты глянь на ентих! Какие ботиношки хорошие. Да и, вон, та девка! — он облизнулся, указывая на эльфийку в эскорте. — Ух, я б ей вдул!

— С такой-то рожей, как у тебя, даже у меня с ней больше шансов, — усмехнулся Вирра, указывая на наросты на лице.

— Так кто ж её спросит?!

— Ох, не стал бы я такое делать в море. — Он поцокал языком. — Ондра не любит, когда обижают женщин.

— Ондра?

— Да. Она же сама женщина, видишь ли, а у женщин солидарность. Берасу-то всё одно — в колесо кинул, и твою душу там перемололо, а вот если тебя Ондра перехватит...

Яркие полосы на лице этого аумауа здорово побледнели.

— Ты не подумай, я ж не насильничал, просто, вот, не совсем она была за, но только сперва, а потом как набросилась! Три ночи кувыркались!

— Вот это ты не передо мной оправдывайся, а перед Ондрой. — Вирра вытянул руку, очерчивая водную гладь, пока белолага-матрос пристально смотрел округлившимися глазами.

— Тогда скажи...Ты же, ну, чуешь, кто помрёт а кто — нет! Мне бабка говорила, вы так умеете. Спроси у Бераса-то, доживу ли я до Дирвуда? А там уж я вину-то замаслю и помолюсь.

— Давай сюда медяк, — поймав удивлённый взгляд, Вирра продолжил. — Медь проводит душу. Если медяк полежит в твоём кармане, он напитается твоей душой, и я смогу сказать что-нибудь о ней наверняка.

Моряк переступил по тросу, вытащил из кармана скейт и протянул. Вирра взял его в ладонь, слегка наклонил голову и плотно прижал пластины ко рту, чтобы не выдать улыбки. Затем он отрицательно покивал и сунул монету к себе, глухо выругавшись.

— Берас ничего об этом не знает. Но, я слышал, на море не его территория. Ондра сама судит, кого из моряков ему отдать, а кого скормить своим чудищам вместе с душой. Так что, ты это, поосторожней с женщинами.

— Что, и тебя тоже может забрать?

— Нет! Я Берасова сучка. Он нас всегда забирает себе. Должен же быть хоть какой-то плюс ходить без лица?

Вирра с усмешкой похлопал моряка по плечу и оставил наедине с непростыми мыслями, а сам быстро спустился вниз по мачте.
Была такая старая присказка: «Кабы мне давали по медяку за это, быть бы мне уже богачом!» Вирра решил проверить, правдива ли она, и стал брать по медяку с каждого, кто попросит предупредить о приближении смерти. Теперь у него накопился целый сундучок скейтов, панд, пайров и латунных тео, но этого пока хватало разве что на пару шлюх в «Солёной мачте».
Он спустился на палубу и внимательно проследил за тем, как громоздкий ящик опустили люк. Эльфы всё вились вокруг, словно не собирались покидать борт. Кто-то из них проворчал, чтобы работали аккуратней и не кантовали. Значит, внутри было чему биться? Что же там? Адровая скульптура? Древние вазы? Может, даже артефакты?
Микаере тоже, кажется, с большим интересом наблюдал со стороны и смолил трубкой.

— Всё готово, капитан! — сказал Вирра, подойдя к нему вплотную. — Кажется, у нас гости?

— Да. Они заплатят хорошие деньги, если довести груз до Бухты Непокорности. Такие хорошие, что можно спокойно пересечь океан и не кидаться на рауатайцев.

— Ди верус? И что же там внутри? Не хочешь заглянуть? — Он потёр шершавые ладони.

— Не нашего ума дело. Треплись я с ними дольше — мы бы пошли без парусов и с дырой в обшивке. И ты не лезь к ящику. Если из-за твоего любопытства мне нечем будет платить матросам, я вспорю тебе живот и заставлю танцевать, пока все кишки не выпадут. — Он выпустил струю дыма. — Займись делом, Вирра! Будешь лично отвечать за всё ворьё и дебоширство. И чтобы я никого не видел пьяным, пока мы не пройдём мимо воронок. Это будет спокойная поездка, понятно?

— Мадикко! С каких пор мы стали торговой швалью?

— С этих. — Он сердито закусил кончик трубки, и на этом разговор закончился. Остатки груза — наркотики и какие-то запрещённые зелья — погрузили ночью.

Конечно, Микаере прекрасно знал, чем можно занять любого на полные сутки. Следить за тем, чтобы восемьдесят рож не напились, когда судно двигалось навстречу воронкам и штормам — то ещё удовольствие. Особенно, когда часть экипажа говорит только на рауатайском и ещё треть прикидывается, что это так. С десяток попавшихся на воровстве и пьянстве «прогуливали» по коридору из моряков с ремнями в руках. Одного на трое суток привязали к вершине мачты с завязанным ртом, чтобы не разводил панику. Там он ботинки и отбросил.
Так пронеслись две недели путешествия, и обстановка только накалялась. Хоть судно спокойно скользило по волнам, внутри него все были на нервах и расслаблялись как могли. Вирра закрывал глаза на волнистую губку и ром, главное чтобы пили не на вахте и успевали к ней «просохнуть». Но даже с этой беготнёй и слежкой он не переставал думать про то, что стояло в трюме, и за что Микаере продал душу. Там, за невзрачными досками, могло быть нечто, что стоило как вся «Правая грудь Ондры» вместе с экипажем. А если потрясти охрану, их сапоги и перчатки можно весело поделить за игрой в карты. Кто вообще узнает, что они были на этом судне? Может, они вообще промышляли подпольной анимансией, и кто их тогда хватится?
Вирра думал об этом, лёжа в своей каюте, и в этот самый миг в голову пришла идея: зачем вообще лезть к ящику, когда можно поймать одного из эльфов и душевно поговорить? На сайферский манер дружелюбно. Может, едят и спят ушастые на месте, но гальюн-то всё равно на носу, а гадить куда-то надо.
Пришлось ссадить тёплую кошку на пол и выйти из каюты. На опердеке как всегда было шумно, воняло потом и рыбой, впрочем, как и везде на корабле. Кто-то играл на лютне, и гулкий, нескладный хор усталых аумауа распевал песни. Народ рубился в карты, разве что не курили — за это можно было сразу полететь за борт. Тусклые масляные лампы чадили, раскачиваясь под потолком. Миновав ряды гамаков, Вирра вышел под открытое небо. Мачты мягко поскрипывали, когда потоки ветра перемещались внутри паруса. Уже опустились сумерки, но сейчас всё равно было особенно некуда смотреть — на мили простирались бесчисленные лизавшие бока судна волны с белыми «барашками». Самое красивое — это звёзды. Нигде не рассмотришь звёздное небо так хорошо, как посреди бескрайнего океана. Гальюн пустовал, но это ненадолго. Учитывая, какие аэдирцы неженки, нужно было просто немного подождать, пока кто-нибудь из них не прибежит с больными от местной воды кишками. Уместив рогатую голову на канатную бухту, Вирра разлёгся возле борта. На всякий случай он сплёл вокруг себя кокон, чтобы каждый видел что-то очень неприметное и принялся ждать.
Этот кто-то не заставил себя долго ждать, хоть направился он не в гальюн. На пустой нос вышел кто-то слишком низкий для аумауа. Фонарь осветил его бледное лицо и тёмные длинные волосы. Определённо, эльф, да ещё в новёхоньких сапогах и чистенькой одежде! А рапира-то какая свисала на бедро! Неизвестно, заметил ли он вообще кого-то поблизости, потому что внезапно принялся что-то бормотать, но делал это так, словно говорил с невидимым собеседником.
Кто-то из экипажа упоминал его, мол, трётся на палубе с таким лицом, словно кусками дерьма окружён, а не аумауа. Правда, ребята так и не определились, был этот эльф вместе с эскортом или нет. Микаере ничего не сказал, но велел не трогать. Только это и спасало случайного пассажира от полёта голышом за борт.

Отредактировано Вирра (07.01.2019 17:16:21)

+3

3

[indent] Прощание с Аэдиром на этот раз далось гораздо легче, чем когда Алот покидал родину впервые, полный смутных надежд, многочисленных страхов, отчаяния и желания лишь привести свою жизнь в порядок. Что ж, в этом он во многом преуспел, если вспоминать тот пугливый комок нервов, что когда-то ступил на Восточные Земли. Конечно, это были не радикальные изменения - чуть увереннее, чуть сильнее, чуть жестче - но они помогали двигаться к цели, которая, наконец, стала определённой. Как тут не быть благодарным Хранителю за все уроки, вольные и невольные?
[indent] Ещё только вернувшись в родной Цитвуд, Алот тут же вспомнил, почему отсюда уехал, только теперь взглянул на всё это с другой стороны. Если раньше он не вписывался во все эти интриги и грызьбу за тёплые местечки лишь потому, что считал, что ему не хватает денег, опыта и острых зубов, то теперь... Теперь он мог бы, да: встречал монстров и похуже, чем мелкая знать и собратья по магическому ремеслу, и даже пару раз появился на приёмах, с удовольствием отметив, что теперь вполне способен постоять за себя на состязаниях по злословию. Но и только. Как маг шутил за обедом с матушкой, Дирвуд безнадёжно его испортил. Путешествия, новые знания о том, как устроен мир, помощь людям, еда руками перед костром, Хранитель и остальные, о которых Алот прожужжал матери все её эльфийские уши... Иными словами, заново огранённый камень не подходит в прежнюю оправу, хотя мама, конечно, выразилась иначе.
[indent] - Был маленький пугливый птенец, а как выпал из гнезда, так в вольную птицу вырос. - Она улыбнулась сыну и его алым ушам, типично материнским жестом поправляя и без того идеально заколотую фибулу, и без особой надежды уточнила. - С отцом не попрощаешься?
[indent] - Как-то нет желания. - Ласковый поцелуй в щёку - и в путь налегке, в порт. Известие о деятельности Ключа (а в том, что это именно он, сомневаться не приходилось) настигли Корвайзера в виде сплетен на званом ужине. Наскоро посетовав о гибели целого района и не забыв обвинить во всём пронырливых анимансеров и потакающую им дирвудскую политику, гости переключились на обсуждение устриц, оставив задумчивого Алота вертеть в пальцах тонконогий бокал и хмуро смотреть перед собой.
[indent] На сбор вещей хватило суток, ещё примерно столько же, чтобы добраться до порта - и с ужасом узнать, что в Бухту Непокорности судна сейчас не пойдут - ожидался шторм. Оставалось искать только самую отчаянную и жадную до денег команду, и только с капитаном Микаере удалось договориться уже перед самым отплытием, сунув в загребущие лапищи кошель с золотыми. Плевать на цену и плевать, что к моменту прибытия в Дирвуд маг почитай что нищий - впервые разве? - а вот к будущим соседям по кораблю следовало присмотреться пристальнее.
[indent] "Не мог ты подождать, болезный, пока шторм не утихнет? Я же тебя вразумляла, что спешка нужна только при ловле блох, совокуплении с чужой женой и когда трое едят из одной миски! - все две недели Изельмир переживала, что бестолковый маг непременно станет жертвой если не пиратов, то тех подозрительных конвоиров, что никак не расстаются со своим сундуком.
[indent] - Или при расстройстве желудка, - простонал Алот, несчастно икая. О качестве корабельной еды говорить не приходилось, но даже закалённому дирвудскими соусами магу пришлось плохо, когда к ней добавилась ещё и качка. Где уж тут уснёшь, когда у тебя едва не в ушах плещет, и  эльф выбрался из каюты, чтобы добраться до палубы. В обозримом пространстве никого не было, кроме кучи какого-то невнятного тряпья, и можно было, раскачиваясь, добраться до палубы и перегнуться через борт.
[indent] "Платочек не забыл, чистюля, чтобы губёнки промокнуть? Смотри, не вывались, ты же у нас ловкач." - ехидно подсказала Изельмир, а когда Алот мысленно (рот-то занят) ей ответил, то расхохоталась. - "Ой, ты где речам-то таким выучился, в Дирвуде? Хорошие там ребята, мне нравятся! Как Эдер славно гулял в тавернах..."
[indent] - Замолчи-и-и, - протянул Корвайзер, сползая под борт и прижимая ладони к животу. Теперь-то, конечно, можно полюбоваться на усыпанное звёздами небо, свет которого не могли перебить тусклые фонари, послушать шум волн, насладиться романтикой - если не принимать во внимание мерзко поскрипывающий на зубах желудочный сок. - Мы ведь не развлекаться плывём, а по делу.
[indent] "Не доведёт тебя до добра беготня за этим Ключом, попомни мои слова". - Изельмир прозвучала необычайно серьёзно и тихо, Алот даже озадаченно нахмурился - не подсунули ли ему вместо неё какую-то другую душу? Он взглянул в сторону, мимо кучи тряпья, в которой угадывался кто-то лежащий и, вероятно, пьяный в доску, как большинство матросов вне вахты. - "Не говоря уж о тех, с сундучком-то... Видал, сколько их? Вмиг порешат тебя, если любопытствовать удумаешь."
[indent] - Мне не нужно ворошить их груз, чтобы знать, кто передо мной. - Пришлось сделать театральную паузу и быстро вскочить, чтобы отправить за борт ещё часть ужина, впиваясь пальцами в гладкое от бесконечных волн дерево. - И мне придётся что-то с этим сделать, иначе трагедия на Холме окажется всего лишь первой из многих...
[indent] Корабль тряхнуло, руки скользнули по мокрому борту и Алот едва не приложился об него подбородком, падая обратно на палубу. В принципе, даже упади он в воду, смог бы, скорее всего, спастись магией, но проверять собственные умения сейчас совсем не хотелось.
[indent] "Тебе нужен план."
[indent] - Мне нужен план, - отдышавшись, согласился маг. - И отдельное ведро в каюте.

+3

4

Вирра невольно усмехнулся, увидев, как эльф, неуверенно шагая по качавшейся под ногами палубой, еле успел добраться к борту, прежде чем его обед вырвался наружу. Обычно всех мутило только в первую неделю, а этот, видать, оказался особенно чувствительным. Да уж, сухопутным крысам переходы по неспокойному морю были совсем не по зубам.
Меж тем поток солёного ветра ударил откуда-то сбоку. Вирра послюнявил палец и поднял над собой. Нехорошо это — ветер начал менять направление, а означало это только то, что встречи со штормом не миновать.
Внезапно, эльф уставился куда-то перед собой и снова начал говорить. Оказывается, он бормотал не бессвязные бредни, а словно получал на свои слова ответы прямиком из ночного мрака. Что-то такое Вирра читал про этот душевный недуг, но было это давно. Нужно будет поискать в храме, как только они пришвартуются в порту.
Слова эльфа становились всё интересней. О каком это холме шла речь? Это о том Заветном Холме, который в Бухте Непокорности и где несколько лет назад попировала нежить? Глашатаи-то рассказывали другое, конечно...И кто, в таком случае, были те самые эльфы из эскорта? Тайный культ? Может быть, эти, поклонявшиеся Скейну, а в ящике том настоящие чучела?
Смесь ужаса и томящего нетерпения волнами пробежала по позвоночнику. Вирра поймал себя на том, что какое-то время скребёт друг об друга пластинами на лице и покосился на эльфа. Тот плюхнулся на палубу задницей, чуть не ударившись об борт головой и, кажется, был слишком занят собственным состоянием, чтобы заметить скрежет.
Это явно не какой-то там простой обыватель, хоть выглядел маминым сыночком, только что сбежавшим из богатенького дома. Он знал что-то такое, что недоступно другим. Даже его душа: прикосновение к ней походило на прикосновение к совершенно гладкой и безликой яичной скорлупе. Она казалась тонкой, но можно было поспорить, что за ней будет столько слоёв, что силы кончатся раньше, чем ты снимешь последний. Сам Ваэль толкнул его на борт «Правой груди Ондры», не иначе.
Вирра перевернулся на живот, словно действительно только что проснулся. От волнения он начал терять концентрацию, но, вроде бы, сил пока хватало, чтобы эльф до сих пор видел крайне дружелюбного аумауа, а не то, что должен. Вроде.

— Сиськи Ондры! Да ты зеленей моей матушки! — он хрипло рассмеялся и толкнул эльфа в плечо. — Хорошо ж тебя накрыло, ушастый. Поделись ентим-то, чего ты так нюхнул, а я тебе расскажу, к кому тут стоит обратиться.

Он вытянул перед собой руку и улыбнулся так, словно был самым честным жителем Эоры.

Отредактировано Вирра (12.01.2019 00:08:02)

+4

5

[indent] "Что это за звуки?" - насторожилась Изельмир. Алот прислушался, но ничего не услышал - скрипел весь корабль, скрипели доски, натянутые тросы, паруса. Расслышать в этом какой-нибудь подозрительный шорох было невозможно даже при полном штиле, а ведь сейчас ещё и волны били о борт всё яростнее, намекая о грядущем шторме. Видимо, лучше будет вернуться в свою каюту и привязать себя к койке, чтобы не рухнуть на пол во время качки. Или что там ещё положено делать пассажирам, которые и понятия не имеют о чрезвычайных ситуациях на борту?
[indent] Так или иначе, но маг решил от греха подальше уйти с палубы, тем более что спазмы в желудке утихли, оставив боль в напряжённом горле и дрянной привкус во рту. Ухватившись рукой за борт, он начал подниматься, но внезапное обращение заставило грохнуться обратно на палубу, ошарашенно ища обладателя голоса. По интонации Алот предположил бы типичного аумауа - эти бархатные интонации живо напомнили Кану и его широкую улыбку, которая умудрялась быть дружелюбной и при этом состоять из острых треугольных зубов. И сперва маг действительно увидел черты аумауа - широкое лицо, характерный разрез глаз, зеленоватый цвет кожи, но затем через них, словно в кошмарном сне, проглянул чёрный щелястый панцирь и изогнутые рога. Корвайзер дёрнулся и зажал рот рукой, но не для того, чтобы не закричать. Он медленно сглотнул, сдерживая рвотный позыв, поняв, что перед ним не какой-нибудь монстр из глубин, а всего лишь смертельный богоподобный. Должно быть, на лице мага отразился весь внезапный ужас, но ведь его собеседник не виноват, что выглядит так... непрезентабельно.
[indent] - О... ну зачем же так пугать, уважаемый, - отдышавшись, Корвайзер слегка отполз в сторону и сел. Кажется, дёргаясь, он ударился затылком о доски, и теперь ещё затылок отзывался тупой неприятной болью. - Я ничего не употреблял, кроме вашей... - Алот вздохнул, пытаясь подобрать подходящие эпитеты, но через пару секунд сдался. - Еды.
[indent] Раньше он не общался с смертельными богоподобными так близко, и больших трудов стоило изгнать из головы дурацкие вопросы, по большей части принадлежавшие Изельмир. Например, и чем он собрался нюхать? Как работает то, чем он разговаривает? Но больше всего мага стал занимать вопрос, не знает ли этот неожиданный, хоть и неказистый, подарок судьбы что-нибудь о таинственном грузе? А ещё лучше - о его сопровождающих.
[indent] - Вы не могли бы помочь мне добраться до каюты? - несмотря на внутренние вопли "тя там убьют, придурок", Корвайзер решил прикинуться беспомощным пассажиром в надежде разговорить богоподобного по пути. Он даже улыбнулся самой милой из своих улыбок, без особой, впрочем, надежды, и протянул руку в ответ.

+3

6

То, что иллюзия лопнула, стало понятно за мгновение, когда лицо эльфа из в меру удивлённого превратилось в «Едрить-колотить, я лучше вплавь до берега доберусь!». Его чуть не вырвало. Сложно сказать, от увиденного или от того, что ему и так было не особенно хорошо. Если второе, даже печально. Вирра всерьёз надеялся, что нежный аэдирец с девчачьими воплями  бросится через всю палубу, запинаясь об пушки и привязанный такелаж. Это было бы весело! Но...да. Микаере бы точно не оценил.
Вирра зашёлся глухим смехом, особенно когда незнакомец начал разговор с типичной аэдирской вежливости, но не забыл при этом отползти на расстояние пары шагов.

— Видел бы ты своё лицо, Aimico! — Он встал с палубы и вытянулся во весь рост. — Я ведь даже не пытался тебя пугать...А стоило! Теперь я мечтаю увидеть твою реакцию!

Вирра поднял эльфа на ноги и даже аккуратно придержал, когда тот пошатнулся. Он вновь ощутил, как загадочная аномальная душа как бы слоится, одновременно подаётся навстречу и пытается отстраниться. Напоминало строгую мать и чрезмерно любопытного ребёнка, тянущего руки к чему-то недозволенному. Как так вышло? Столько вопросов! Однако, если они хотят что-нибудь выудить из тех охранников, придётся на какое-то время оставить душу эльфа в покое. Тем слаще будет разгадать эту тайну потом, после томительного ожидания.

— Зачем в каюту? Если тебе так плохо, побудь на палубе и подыши свежим воздухом. Что до еды, не стоило тебе есть здешние котлеты. — Вирра хотел сказать, что их делают из тех, кого захватили в рейде, но вовремя опомнился. Они же «мирные контрабандисты». Он облокотился на борт рядом с эльфом и мельком осмотрелся по сторонам. Канониры дремали возле своих пушек, почесываясь не то от соли на коже, не то от вшей. На самом верху фок-мачты сидел сигнальщик, но оттуда почти не слышно, что творится на палубе, а косые паруса закрывали ему вид на неё. Бегали только трое —  травили канаты по указу рулевого. Этим вечером было спокойно, как никогда.

— Я думаю, эта встреча должна была случиться, хотя ты, наверное, ещё этого не понял. В этом идеальном месте и в самый подходящий час, — продолжил Вирра уже тише и максимально таинственным тоном. — Я слышал то, что ты говорил. Кому бы это ни было адресовано. И если ты искал план, то ты его нашёл — вот как чудесно всё сложилось. Капитан не станет тебя слушать, можешь не сомневаться, а орланка не говорит с магами и сухопутными крысами. Все остальные... — он вновь усмехнулся и сделал размашистый жест пальцами. — Их больше интересуют твои сапоги и перчатки, чем слова.

+3


Вы здесь » Pillars of Eternity » 2824-2827 годы » [12.16.2826, Морской путь, л] В море брызг не миновать